Categories
Audio Posts In Russian

Французский журналист о ситуации на Украине: боевой дух в целом низкий


Журналист газеты Le Monde Эммануэль Гриншпан ответил в чате на вопросы интернет-пользователей по возвращении с Украины, где он освещал конфликт с начала СВО.

Эммануэль Гриншпан, журналист международного отдела Le Monde, провел две недели на Украине вместе с фотографом Лораном Ван дер Стоктом (Laurent Van der Stockt). Они ездили в Донбасс, а точнее, в Донецкую область: сначала в Покровск и его окрестности, затем в Краматорск и его окрестности. Они отправились в Харьков, как только узнали, что 10 мая русские открыли новый фронт. Затем, 11 мая, они переместились в сторону Волчанска, который находится довольно близко к российской границе и подвергся сильному обстрелу, после чего был частично занят русскими. Российская армия уже занимала этот город в течение шести месяцев в 2022 году. По возвращении с Украины в пятницу, 24 мая, Эммануэль Гриншпан ответил на вопросы интернет-пользователей в чате. C вопросами и ответами из этого чата можно ознакомиться ниже.

Inquiète: Из Парижа складывается впечатление, что украинское сопротивление терпит крах на фоне российского наступления. Как человек, который был там, можете ли вы сказать нам, так ли все серьезно для Украины?

Эммануэль Гриншпан: С украинской стороны никакого краха нет, но на фронте протяженностью более 500 километров ежедневно происходят российские атаки. В некоторых местах россияне продвигаются вперед, но не делают прорывов, и им не удается расстроить украинскую армию, которая отступает и иногда пытается контратаковать. Россияне, несомненно, владеют инициативой уже несколько месяцев, благодаря своему огромному численному превосходству, как в техническом, так и в человеческом плане.

Риск российского прорыва реален, и ситуация может ухудшиться для Украины. Военные аналитики прогнозируют несколько очень сложных месяцев до конца лета. Прибытие новых волн западной военной помощи и свежих украинских войск (в настоящее время последние проходят подготовку) может переломить ситуацию в пользу Украины этой осенью.

Мichel: На фронте вы видите, что оружие и боеприпасы начинают поступать в каком-то значительном объеме?

— Я вижу обратное: общие жалобы на нехватку артиллерийских снарядов, ракет и средств противовоздушной обороны. Владимир Зеленский, который постоянно ссылается на эту проблему, 16 мая сделал крутой поворот, заявив следующее: “Ни одна бригада не жалуется на нехватку боеприпасов”.

Повторюсь, что я слышал об ином положении дел. Но, конечно, я не разговаривал со всеми бригадами. С тех пор я узнал, что одна механизированная бригада получала снаряды для танков. Эксперты из открытых источников продолжают констатировать, что в плане количества снарядов, выпущенных россиянами по сравнению с украинцами соотношение крайне неблагоприятно для Киева (от 8:1 до 15:1). Из чего я делаю вывод, что заявления Владимира Зеленского не соответствуют реальному положению дел на местах.

Аnon: Как оцениваете моральный дух войск? Считают ли они, что победа еще возможна?

— Боевой дух войск в целом низкий, солдаты разочарованы. Они не понимают, почему обещания поставок снарядов, данные несколько месяцев назад, не выполнены, и почему не прибыло пополнение из свежих войск. Многие солдаты были в ярости от того, что тыл не был достаточно мобилизован, и некоторые начали развивать различные теории. Некоторые мечтали о демобилизации после двух или даже трех лет службы, но в новом законе о мобилизации ничего не сообщается на этот счет. Это деморализовало некоторых солдат. Солдаты на передовой сильно устают, потому что иногда их так и не переводят в тыл в отсутствие достаточных резервов.

С другой стороны, я не слышал, чтобы кто-то из солдат призывал к прекращению вооруженного конфликта и уступкам в пользу русских. Такая позиция, несомненно, существует, но мне кажется, что подавляющее большинство украинцев, мобилизованных на фронт, не намерены складывать оружие.

Colonel Sanders: Много говорили о том, что украинских солдат обучают западные специалисты, в частности за рубежом, с целью проведения крупного наступления летом 2023 года. Были ли эти солдаты отправлены на фронт или их держат в резерве для следующего крупного наступления?

— Я не думаю, что у украинцев есть большие резервы солдат, обученных за границей. Я встречался со многими бойцами, которые прошли курсы подготовки в странах Организации Североатлантического договора, и их ответ практически единодушен: инструкторы НАТО “готовят ко вчерашнему вооруженному конфликту, а не к тому, в котором мы воюем”. Как правило, они разочаровываются, потому что в этой тактической подготовке совершенно не учитывается главный фактор: беспилотники. Разведывательные дроны, дроны-камикадзе, дроны-бомбардировщики, которые полностью меняют игру в плане нападения, обороны, снабжения, перемещения и эвакуации. Только один офицер сказал мне, что его подготовка помогла ему в вопросах логистики.

Aurélien: Есть ли еще иностранные солдаты в иностранном легионе территориальной обороны Украины?

— Да, и в других подразделениях тоже есть. Как правило, они используются для поддержки, для разовых операций. Я встретил некоторых из них на прошлой неделе. Какую силу они представляют собой в массе украинских солдат? Не очень большую. Их несколько сотен, из разных стран, и их число, похоже, скорее уменьшается, чем увеличивается. Их присутствие мотивирует украинцев.

Rotsaka: Являются ли изменения во главе российской армии признаком того, что результаты Харьковской наступательной операции не так хороши, как хотелось бы верить официальной российской пропаганде?

— Это не связано с Харьковским наступлением, которое, даже если оно не прогрессировало с 20 мая, достигло по крайней мере двух целей: заставило украинцев вывести некоторые подразделения в Донбассе, чтобы заткнуть бреши к северу от Харькова, и вызвало большую озабоченность по поводу удлинения фронта, например, в районе города Сумы.

Тоm: Недавно президент Франции Эммануэль Макрон говорил о возможности отправки войск на Украину. Дошли ли эти слухи до украинских солдат?

— Я слышал много вопросов на эту тему. В целом украинские солдаты не очень в это верят, но им приятно это слышать, хотя бы потому, что позиция Франции по отношению к России стала более решительной.

Helico: Почему российской армии до сих пор не удалось прорвать украинские линии обороны, хотя у украинцев нет ни авиации, ни боеприпасов? Как им удается противостоять русским при всех мощи последних?

— Численность и масса важны, но помимо этого есть и другие факторы. Украинцы не испытывают недостатка в боеприпасах для огнестрельного оружия. Они используют огромное количество боевых беспилотников (даже если и в этом компоненте русские их численно превосходят). Эти беспилотники очень эффективны в обороне, чтобы отбивать атаки. Украинская армия по-прежнему состоит из солдат, которые полны решимости сопротивляться, хорошо обучены и используют проверенную тактику. С российской стороны тактика остается достаточно предсказуемой, хотя к северу от Харькова были применены некоторые новинки. Российская армия явно не в состоянии прорвать украинскую оборону, не говоря уже о том, чтобы воспользоваться этим. Пока что так.

Komplexe: Действительно ли украинцы в действиях своих командиров стратегию, согласно которой сохранение жизни людей важнее удержания территорий, или это только разговоры?

— Из-за серьезного дефицита людей на украинской стороне генштаб часто предпочитает отступать, если защита позиции обходится слишком дорого. Это я слышал от командиров бригад и батальонов. Однако есть еще командиры, подготовленные в советскую эпоху, которые в меньшей степени берегут жизни людей.

Оlivier: Сейчас много говорят о том, чтобы разрешить Украине наносить удары по российской территории (перегруппирования солдат, командные центры, запасы боеприпасов и так далее) с помощью западного оружия. Действительно ли невозможность сделать это является основным источником недовольства для солдат, с которыми вы встречались?

— С украинской стороны наблюдается полное отсутствие понимания, и это иногда вызывает сомнения в реальных намерениях западных лидеров.

Vince: Больше ничего не слышно о поставке самолетов F-16. Ожидают ли их украинцы с нетерпением?

Davide: Может ли прибытие F-16, которые поставил Запад, изменить ход этого конфликта?

— Военные эксперты часто исключают идею оружия, способного изменить ход боевых действий (Wunderwaffe, “чудесное оружие” по-немецки). F-16 должны появиться в украинском небе в начале лета. Их основная роль будет заключаться в защите украинского неба путем сдерживания российских истребителей и бомбардировщиков, сбивания беспилотников и ракет и, возможно, уничтожения вражеских радаров. Что касается их наступательного потенциала для подготовки или поддержки сухопутного наступления, то на этот счет есть сомнения

Я слышал, как украинские солдаты требовали F-16, чтобы “русские перестали терроризировать своими планирующими управляемыми бомбами”, которые сбрасывают бомбардировщики, способными разрушить самые прочные укрепления.

JB: Наблюдаете ли вы появление новых политизированных течений в украинской армии? В частности, я имею в виду ветеранов, которых отстранили от передовой, о раненых и их семьях. Сохраняют ли они веру в правителей своей страны?

— Я этого не наблюдал, но вполне вероятно, что подобная вера со временем будет ослабевать, учитывая, что все сейчас прекрасно понимают, что быстрый и благоприятный исход для Украины крайне маловероятен. Российская пропаганда, которая очень активна в социальных сетях, использует хитроумные средства, чтобы деморализовать население. Не все довольны политическими решениями администрации Зеленского, продолжают вспыхивать коррупционные скандалы. Но политическая оппозиция, представленная в парламенте, держится в тени.

Bag: Можно ли оценить деятельность генерала Сырского на сегодняшний день? Сожалеет ли армия или страна по поводу снятия генерала Залужного с должности?

— Я не социолог и основываю свое мнение на 20 или около того недавних интервью с военнослужащими. Александра Сырского явно ценят меньше, чем Валерия Залужного. Некоторые (меньшинство) считают, что Александр Сырский привнес больше дисциплины в работу армии и улучшил координацию. Многие полагают, что он является промежуточной инстанцией, передающей указания сверху, и недостаточно защищает интересы армии по отношению к остальной части страны, особенно в важнейшем вопросе мобилизации.

Lauriane: Есть ли нотка оптимизма в царящем сумраке?

— В начале 2024 года военные аналитики были настроены еще более пессимистично. Тот факт, что украинская армия держится против гораздо более мощной армии с огромным численным преимуществом, сам по себе является хорошей новостью. Если бы помощь Запада была более серьезной, а украинские власти лучше справлялись с проблемой мобилизации, ситуация на фронте могла бы измениться в пользу Киева. 2025 год мог бы быть совсем другим. Но надежда на быстрое окончание конфликта и возвращение к границам 1991 года кажется сегодня совершенно нереалистичной.