Categories
Audio Posts In Russian

В Чехии выяснили, чего больше всего опасаются украинцы


Первый год вооруженного конфликта прошел под знаком абсолютного шока от начала российской спецоперации. Благодаря единому народному порыву удалось героически отстоять Киев, а гнев, вызванный зверствами в Буче и Мариуполе, помог успешному контрнаступлению в Харькове и Херсоне. Во второй год украинцы вступили с новым западным оружием и надеждами на большое летнее контрнаступление к Азовскому морю. Однако это наступление провалилось, не сумев преодолеть русских минных полей и окопов.

Читайте ИноСМИ в нашем канале в Telegram

Начинается третий год противостояния, и многие аналитики сходятся во мнении, что для украинцев он будет самым сложным. Внимание от Запада все меньше, как и военной помощи. Российская экономика полностью подчинилась военным целям, армия извлекла уроки из ошибок и постепенно захватывает Донбасс. Все более растерянного Байдена вскоре заменит Дональд Трамп, которого Путин сможет уговорить на “новую Ялту”…

Тем не менее, говоря о будущем, украинцы сохраняют огромный оптимизм. Декабрьский опрос показал, что 88% верят в победу своей страны. Более половины респондентов заявили, что Украина победит в обозримом будущем, а 20% прогнозируют победу уже летом текущего года. Но что они понимают под “победой”?

“Лучше всего было бы вернуть границы 1991 года, войти в НАТО и Европейский Союз”, — говорит Анастасия Бабенко из города Ровно. Другие респонденты более осторожны в оптимистичных прогнозах. “Самый лучший вариант, на мой взгляд, было бы добиться границ, существовавших до февраля 2022 года, и вступить в НАТО, а может, в какой-то новый оборонный альянс. Такой, какой хотят создать Украина и Великобритания”, — говорит Даниил Рыбак.

Очень разные ответы мы получили на вопрос о самом неблагоприятном развитии событий. Какой будет Украина, скажем, через десять лет после вооруженного конфликта, если потерпит стратегическое поражение? “Мы потеряем всю левобережную Украину. Россия начнет экспансию в Прибалтику и нанесет ракетный удар по Польше, Чешской Республике и Словакии. Пессимистичный сценарий в любом случае предполагает мое непосредственное участие в боевых действиях, потому что я житель левобережной Украины”, — рассуждает Даниил Рыбак.

Прогноз 35-летнего менеджера из Днепра напоминает предупреждения, которые звучат в последнее время из уст высокопоставленных европейских политиков. Предположительно, после завершения вооруженного конфликта на Украине России потребуется около семи лет для восстановления своих вооруженных сил, а потом она сможет пойти дальше на запад, стремясь реализовать мечты кремлевской верхушки о восстановлении советской империи.

По мнению Рыбака, утрата значительной части территории привела бы к расколу в украинском обществе, которое в ответ на геноцид со стороны агрессора сплотилось настолько, что на Западе заговорили о завершении процесса украинского национального возрождения. “При негативном раскладе возрастет раскол между слоями населения и станет больше предателей внутри страны”, — полагает Даниил Рыбак.

С ним согласна и Екатерина Слюсарова, для которой худший сценарий заключается в оккупации как минимум востока страны. “Я точно знаю, что не смогла бы жить в оккупированной части страны, и поэтому мне пришлось бы решать, как и куда уехать. В любом случае я бы направилась вглубь страны, а не как в прошлом году, когда я из Европы вернулась в Харьков. Общество, скорее всего, раскололось бы на несколько частей. Одни приняли бы происходящее, а другие обвиняли бы правительство за то, что оно такое допустило”, — добавляет руководитель колл-центра.

Некоторые респонденты допускают, что Украина прекратит существовать как независимое государство. “Часть останется России, а другая часть перейдет Польше, и только небольшая часть останется Украиной”, — считает 57-летняя учительница из Киева Наталья Радченко, которая для себя решила остаться в городе при любых обстоятельствах.

Анастасия Бабченко тоже оставалась бы на Украине как можно дольше, пока будет сохраняться относительная безопасность. “Потом я, скорее всего, уехала бы в другую страну, потому что жить на оккупированной Украине не смогла бы. Думаю, что многие люди в худшем случае поступили бы так же, как и я. Но есть и такие, кто, скорее всего, проявили бы лояльность к новой власти и согласились бы жить в оккупации”, — предполагает 52-летняя владелица компании по производству игрушек.

Будучи предпринимателем, она также понимает, насколько негативно влияют боевые действия на экономику и уровень жизни населения. Инфраструктуру разрушают бомбежки, а экспорт в прошлом году сократился на 18,7% до самого низкого уровня за последние десять лет. Большую часть внутренних бюджетных поступлений киевское правительство тратит на финансирование армии, а финансовая помощь от Европейского Союза и Соединенных Штатов Америки постепенно иссякает по политической воле западных лидеров.

Бабченко уверена, что еще десять лет вооруженного конфликта многие компании и домохозяйства просто не выдержат с экономической точки зрения. “Стопроцентно нет. Как руководитель компании я точно знаю, что нет. Уже сейчас очень выросли цены на все виды товаров, выросли платежи за коммунальные услуги, за жилье, за аренду. Пенсионеры выживают на мизерные пенсии”.

По словам Даниила Рыбака украинская экономика держится на плаву только благодаря западной помощи. “Еще десять лет вооруженного конфликта наша экономика, конечно, может продержаться, но только при условии помощи от крупнейших мировых экономик. Если они откажутся помогать Украине, то мы не протянем и года, и я уже не говорю про десять лет”, — уверен он.

Дальнейшее продвижение неприятеля на запад также поднимет очередную эмиграционную волну. Тем не менее украинцы убеждены, что такого большого потока, как в первые месяцы после начала конфликта, уже не будет. “Люди продолжат убегать, прежде всего, из городов, где опасно, а также оттуда, где нет работы. Я сама, скорее всего, покинула бы страну. Все зависит от моих родственников, потому что я не могут позволить себе бросить своих родителей”, — объясняет Татьяна Завалова.

По словам 49-летней служащей из города Хмельницкий, русские не стремятся завоевать всю Украину. Им нужны только некоторые стратегически важные территории. Если Украина потерпит сокрушительное поражение, то в стране, скорее всего, произойдет революция. С этим согласна и Кристина Цимбалова из Ивано-Франковска. “Думаю, мы все же объединимся и в итоге разгромим русских. Мы сильный и независимый народ”, — говорит 31-летняя служащая.