Categories
Audio Posts In Russian

Мир устал от гегемонии США. Он предпочитает Россию как противовес ей


Что думают о нынешнем конфликте между Россией и НАТО, который разворачивается на территории Украины, боливийцы, кубинцы, бразильцы, алжирцы, южноафриканцы, жители Буркина-Фасо, сирийцы, йеменцы, индусы, казахи, китайцы, иранцы, малийцы, эфиопы, венгры, словаки, турки, сербы, палестинцы и даже немцы или испанцы? Вот тот важный вопрос, который необходимо задать на современном этапе глобализации. И о котором необходимо поразмышлять не только русским, но также полякам и украинцам.

Этот вопрос следует ставить “глобально” именно сейчас, когда (независимо от того, нравится это кому-то или нет) подавляющее большинство народов мира предпочитают новый зарождающийся потенциальный расклад сил, в котором в качестве противовеса США и их “протеже” существует еще Россия и несколько других восстанавливающих статус сверхдержав или набирающих силу новых держав.Только сумма всех этих расчетов, игр интересов, мнений, взглядов и идей создает формирующуюся систему мировых центров, которые выбирают ту или иную сторону. Сегодня в мире преобладает те народы, которые считают, что их страна заинтересована в том, чтобы сторона, оспаривающая гегемонию все еще самой сильной в мире с военной и финансовой точки зрения державы, то есть США, либо победила, либо вышла из нынешнего конфликта на Украине (а также из конфликтов в Палестине, Сирии, Корее, Тайваньском проливе и Африке) достаточно сильной, чтобы она могла сосуществовать с США в качестве постоянного противовеса. Данный факт необходимо учитывать. И в этом контексте каждый народ в мире должен думать о том месте, которое он сможет занять в завтрашнем миропорядке.

Любой патриот своей страны, в том числе патриот Польши, должен в этой ситуации учитывать сумму всех разнонаправленных сил, поскольку, как напоминал Владислав Гомулка, “Польша не находится в Австралии”. В Польше и на Западе злоупотребляют “страшилкой” об угрозе российского вторжения. Однако совершенно очевидно, что нынешняя Россия, во-первых, с 2022 года в значительной степени снизила свой интерес к западным странам, которые в целом играют все менее заметную роль на мировой арене; а во-вторых, что касается Украины, Россия хотела одного (при всем критическом отношении к принятому Кремлем в феврале 2022 года решению) — отодвинуть от главных российских центров вполне конкретную угрозу и отреагировать на недовольство граждан России отсутствием реакции Кремля на начавшиеся в 2014 году систематические удары Киева по Донбассу и преследование его населения. Россия не стремится к захвату какой-либо страны не только оттого, что это не предусмотрено ее нынешней доктриной, но и потому, что это государство не в состоянии вести классическую, неядерную войну на далекой от ее центров территории. Не в состоянии по экономическим, политическим, идеологическим, военным и, прежде всего, по демографическим причинам, что убедительно доказал демограф Эммануэль Тодд (Emmanuel Todd) в своей книге “Поражение Запада”.

Владислав Гомулка вместе с Адамом Рапацким (а до них Роман Дмовский и Роза Люксембург) были одними из самых осведомленных политических деятелей, отлично разбирающихся в польской геополитической и геоэкономической проблематике. С точки зрения польского мещанства (которую разделял Дмовский) наибольшую опасность для поляков представлял немецкий, то есть западный, капитализм, поскольку немецкая буржуазия обладала необходимыми экономическими ресурсами, чтобы уничтожить в зародыше польское мещанство и превратить польские земли в резервацию дешевой рабочей силы, где можно организовать производство отдельных промышленных компонентов или сельскохозяйственной продукции для индустриально развитой Германии. Чтобы противостоять этим планам, защитникам польских земель следовало бы договориться со своим восточнославянским соседом, которому также угрожал немецкий империализм. Польский рабочий класс, в свою очередь, тоже был заинтересован в развитии на польской земле промышленности, для чего (о чем писала Роза Люксембург), нужен был выход на восточные рынки. Оказавшись в Германии, Люксембург была выдвинута тогдашней социал-демократической партией кандидатом на выборах в Польско-Силезском избирательном округе. Избирательная кампания стала для нее возвращением к своим корням, к своему народу, что она и описала в трогательном письме к своему любимцу, что позволяет опровергнуть тезис о том, что из-за приверженности идеям марксистского интернационализма и еврейского происхождения она была настроена антипольски и оттого пророссийски или прогермански.

Как и Дмовский, она просто трезво анализировала интересы живущего на Висле народа. Впрочем, ее логику подтвердил межвоенный период, когда вплоть до 1938 года “независимая и державная” Польша не смогла достичь уровня производства 1913 года. Подтверждается она и периодом Польской Народной Республики, когда, в том числе благодаря восточным рынкам, Польша смогла провести индустриализацию и совершить цивилизационный скачок от отсталой страны до уровня развитого государства. Что касается периода после 1989 года, то хотя польская экономика и смогла довольно быстро компенсировать макроэкономические потери, вызванные распадом Восточного блока, с тех пор польские земли потеряли львиную долю своего общего промышленного производства, став страной-производителем отдельных компонентов для немецкой экономики и поставщиком рабочей силы в рамках нового международного разделения труда.

Сегодня ни Польша, ни Украина (и даже ни США!) не способны воевать со всем миром. Невозможно игнорировать тот факт, что подавляющее большинство стран желает, чтобы российская держава была сильным противовесом США и блоку НАТО. Противовесом наряду с другими глобальными или региональными державами, такими как Китай, Иран, Индия, Турция, Южная Африка, Пакистан, Бразилия, Мексика и т. д. Все народы нашего мира должны принять тот факт, что мы живем в период постепенного перехода от колониальной западной однополярной модели, которая была актуальна в течение несколько веков, к политической и цивилизационной многополярности. Этого факта не может игнорировать никто, кто наблюдает за голосованием в ООН, чья Генеральная Ассамблея с 2022 года систематически отказывается принимать резолюции, осуждающие Россию, и чаще всего блокирует все шаги в этом направлении, предпринятые США, Израилем или другими державами западного блока. Это подтвердила недавняя “мирная” конференция в Швейцарии по Украине, где Соединенным Штатам с помощью серьезных усилий и значительного давления в итоге удалось собрать представителей (очень разного уровня) менее половины стран мира. Количество стран, подписавших в итоге минимально “проукраинскую” позицию, едва превысило 70, в то время как ООН насчитывает более 190 государств-членов. Вот оно — доказательство того, что в мире создается новая система сил, которая заставляет считаться с неоспоримыми фактами. И здесь нет места эмоциям — на факты не стоит обижаться!

Ибо завтрашний мир сформируется в результате сложения устремлений всех стран и народов мира в зависимости от их силы убеждения и реального воздействия. Это вынуждает всех без исключения членов “международного сообщества” прийти к компромиссу, который будет реалистичным и гарантирующим реализацию минимума интересов отдельных игроков, в том числе Польши, которая “не находится в Австралии” и которая должна занять свое законное географическое место на евразийском континенте, где она действительно будет участвовать в процессе создания нового баланса сил в мире.

Автор: Бруно Дрвенский (Bruno Drwęski)