Categories
Audio Posts In Russian

Уловка перестала работать. У США не осталось оправданий для их преступлений


На страницах парижской Le Monde diplomatique американский социолог Джон Беллами Фостер подвергает уничтожающей критике понятие “мирового порядка, основанного на правилах”, которое на самом деле является прикрытием гегемонии США. По мнению профессора Фостера, этот термин вошел в политический арсенал Запада в начале “нулевых” годов нашего века, когда Вашингтон отверг понятие международного права как основополагающего принципа ООН и объявил себя “шерифом планеты”. Вместо привычных международных механизмов США требуют соблюдения неких новых правил миропорядка. Но что это за правила, и кто их выдумал? – задается вопросом профессор Фостер. Он напоминает, что главным теоретиком этого понятия является политолог Джон Икенберри, который входил в Совет по международным отношениям и другие “мозговые центры”, связанные с Госдепартаментом США.

Именно его разработки легли в основу концепции “мирового порядка, основанного на правилах” и оказали, в частности, большое влияние на политику нынешней администрации США. Икенберри убедил американское руководство, что старый подход неэффективен. Вместо этого необходимо воспользоваться ситуацией однополярного мира, чтобы установить международный порядок, основанный на “правилах”. Такой порядок обеспечит мировую гегемонию США на долгие годы вперед, даже с учетом дальнейшего ослабления самого гегемона. Одновременно американское руководство в последние двадцать лет делает все, чтобы не допустить появления многополярного мира. С учетом заметного усиления Китая профессор Икенберри все настойчивее требует утверждения мирового порядка, основанного на “правилах”. Именно такой порядок, по его мнению, придет на смену прежней имперской гегемонии. Однако гарантировать этот мировой порядок и определять его правила будут США и их главные союзники: это будет мировой либеральный порядок. Иными словами, будучи не в силах контролировать мировые процессы, США вводят понятие “игры по правилам” с тем, чтобы оправдать свое вмешательство в дела других государств.

О неизбежном конце порядка, основанного на американских “правилах”, пишет в своем докладе международный Институт социальных исследований (Institute for Social Research), представляющий интересы Глобального Юга. Доклад констатирует, что в современном мире происходят тектонические сдвиги, ускоренные конфронтацией на Украине и эскалацией конфликта в Палестине. Эти сдвиги обусловлены, с одной стороны, ослаблением экономической и военной мощи Глобального Севера, с другой – стремлением Глобального Юга отстоять свой политический и экономический суверенитет.

“Глобальный Юг” или “страны мирового большинства” – относительно новое понятие, заменившее ранее использовавшиеся термины “третий мир” или “развивающиеся страны”. С другой стороны, “Глобальный Север” (или просто “Запад”) включает США и их союзников, в том числе в Южном полушарии. Конфликт на Украине, говорится в докладе, продемонстрировал глубокое расхождение интересов Глобального Севера и Глобального Юга. Когда США и их союзники потребовали от мирового сообщества осудить и изолировать Россию, страны Глобального Юга отказались это делать и в свою очередь обвинили Запад в двойных стандартах, при которых оправдываются “свои” войны и осуждаются войны “других”.

Действительно, украинский конфликт стал поворотным моментом в мировой политике. Страны Глобального Юга отказались следовать приказам Запада и присоединяться к антироссийскому “крестовому походу”. Это обстоятельство заставило президента Франции Макрона признать на Мюнхенской конференции по безопасности в 2023 году, что Запад теряет доверие и поддержку Глобального Юга. Утрата Западом доверия в мире отражается и в тревожных отчетах ведущих западных финансовых институтов. Инвестиционная корпорация Black Rock констатирует фрагментацию мира и возникновение соперничающих блоков, практически крушение старого миропорядка.

Китайский аналитик Ван Синьи (Wang Xinyi) напоминает в интервью агентству Синьхуа, что после Второй мировой войны в документах ООН и других международных организаций вообще не было такого понятия, как “мировой порядок, основанный на правилах”. Однако теперь США используют этот юридический термин, чтобы “приструнить” страны, которые не подчиняются их гегемонии, в первую очередь Россию и Китай.

Президент США практически на всех переговорах, во всех выступлениях и брифингах требует поддерживать мировой порядок, “основанный на правилах”. При этом никто в Вашингтоне даже не удосужился разъяснить, что эти правила означают и кто их устанавливает. Наверное, такая неопределенность американцев устраивает.

После Второй мировой войны всеми сторонами было признано, что есть только один международный порядок, подчиняющийся международному праву – набору базисных норм, закрепленных в Хартии ООН. Этот подход закреплен в многочисленных договорах и документах. Профессор чикагского университета Пол Поуст обнаружил в исторических архивах, что термин “мир, основанный на правилах” впервые появился в конце 80-х годов прошлого века, однако начал активно использоваться с 2003 года в связи с американским вторжением в Ирак, которое было начато без санкции ООН. Именно эта агрессия объясняет, почему США стали использовать эту фразу-уловку, пытаясь ввести в заблуждение мировую общественность и преодолеть ограничения международного права.

На самом деле США уже давно ставят свои внутренние законы выше международного права и применяют их, когда им это выгодно. Среди таких нормативов – Закон Магницкого, Закон о чрезвычайных международных экономических полномочиях (International Emergency Economic Powers Act), Закон о санкционном противодействии противникам Америки (Countering America’s Adversaries Through Sanctions Act) и ряд других. Все они предполагают санкции против отдельных стран, организаций и физических лиц, которые бросили вызов интересам Вашингтона.

Профессор Лейденского университета и действующий судья ad hoc в Международном Суде ООН Джон Дугард считает, что “порядок, основанный на правилах” не имеет ничего общего с международным правом. Это некий альтернативный режим вне системы международных отношений, который неизбежно ставит под угрозу принятые нормы международного права. Дугард призвал отказаться от этой концепции как неправовой. Соединенные Штаты намеренно не раскрывают суть понятия “международный порядок, основанный на правилах”, так как ввиду правовой неясности в вопросе “правил” ими можно произвольно манипулировать.

Призывая к поддержанию “правильного” мирового порядка, США обвиняют в нарушениях правил Россию и Китай. Таким образом они используют этот термин как инструмент в интересах своей глобальной гегемонии.

По словам профессора Гарвардского университета Стивена Уолта, США всегда готовы игнорировать, нарушать или переписывать правила, когда они им кажутся “неподходящими”.

Ярким примером политики двойных стандартов является международная торговля. Официальная статистика показывает, что на США приходится две трети нарушений правил ВТО в области глобальной торговли. Поскольку Вашингтон часто проигрывает в арбитражных судах ВТО, то он открыто перешел к блокировке этого механизма, мешая назначению новых судей. То, что Америка имеет исключительное право определять международные правила, открыто заявил бывший президент США Барак Обама. По его словам, Америка имеет право определять правила мировой экономики на правах своего глобального доминирования.

Несмотря на яростное сопротивление Вашингтона, мир необратимо вступает в эпоху многополярности и образования новых центров силы. Профессор гуманитарного колледжа Макалестер в Миннесоте Эндрю Латхэм уверен, что новый мировой порядок будет отражать многополярное и мультицивилизационное распределение сил и прекратит служить исключительным интересам Америки. По мнению профессора Латхэма, именно новые центры сил будут определять нормы и институты глобального управления. Растущий вес развивающихся экономик должен быть в должной мере отражен в новом мировом порядке.

Профессор Лейденского университета Джон Дюгард считает в свою очередь, что международный порядок, основанный на Хартии ООН и других основополагающих документах, принятых по окончании Второй мировой войны, остается хорошей основой международных отношений, в отличие от аморфных и дискриминационных правил, навязываемых Соединенными Штатами.