Categories
Audio Posts In Russian

Компании ИИ из США помогают Киеву убивать на дистанции и следить за граждан


Рано утром 1 июня 2022 года Алекс Карп, генеральный директор аналитической компании Palantir Technologies, пересек границу между Польшей и Украиной пешком в сопровождении пяти коллег. На другой стороне ждала пара побитых Toyota Land Cruiser. Под сопровождении вооруженной охраны они мчались по пустым шоссе в сторону Киева, мимо каких-то поврежденных зданий, мостов, по которым явно била артиллерия, вспоминаются и остовы сгоревших грузовиков. Они прибыли в столицу до наступления комендантского часа. На следующий день Карпа сопроводили в укрепленный бункер президентского дворца, и он стал первым руководителем крупной западной компании, встретившимся с президентом Украины Владимиром Зеленским 24 февраля 2022 года. За чашкой эспрессо Карп сказал Зеленскому, что готов открыть офис в Киеве и использовать данные Palantir и программное обеспечение искусственного интеллекта для поддержки обороны Украины. Карп постарался быть любезным: мол, если мы сможем объединиться таким образом, то “[украиснкий] Давид победит современного Голиафа”.

В стратосфере топ-менеджеров технологических компаний Карп – необычная фигура. В свои 56 лет он – долговязый поклонник гимнастических упражнений тайцзи с облаком вьющихся седых кудрей, придающих ему вид эксцентричного ученого. Он получил докторскую степень по философии в немецком университете, где учился у знаменитого социального теоретика Юргена Хабермаса, а также юридическую степень в Стэнфорде, где подружился со скандально известным венчурным капиталистом и соучредителем Palantir Питером Тилем. После того как Palantir стала самым секретным “единорогом” в мире технологий, Карп перевел компанию в город Денвер в штате Колорадо, чтобы избежать однобокости бизнеса Кремниевой долины, которую он называет “монокультурой”. При этом сам Карп продолжает работать из своеобразного техно-амбара, которым обзавелся в штате Нью-Гэмпшире. Естественно, лишь в те периоды, когда он не в отъезде.

“Миссия по защите Запада”

Украинцы не знали, что и думать о человеке, дающем грандиозные обещания за богато украшенным деревянным столом. Но они были знакомы с репутацией компании, вспоминает Михаил Федоров, министр цифровой трансформации Украины, который присутствовал на той первой встрече. Названная в честь мистических “камней видения” из “Властелина колец”, компания Palantir обладает той же аурой всезнания. Основанная отчасти благодаря инвестициям венчурного подразделения ЦРУ, компания построила свой бизнес на предоставлении программного обеспечения для анализа частных данных людей. Эти данные она предоставляла Иммиграционной службе и Таможенной полиции США (ICE), ФБР, Министерству обороны (Пентагону) и целому ряду агентств внешней разведки.

“Они являются торговцами оружием. Только оружие их носит название “искусственный интеллект” (ИИ), а торговля идет в XXI веке”, – говорит Джейкоб Хелберг, эксперт по национальной безопасности, который является внешнеполитическим советником Карпа. В Украине, говорит Карп, он увидел возможность выполнить миссию Palantir по “защите Запада”, а заодно “напугать до чертиков наших врагов”.

Шанс для Украины: эксперимент на людях

Украина тоже увидела возможность. Сначала это было вызвано отчаянием, говорит 33-летний Федоров. В условиях, когда русские угрожали свергнуть демократически избранное правительство Зеленского и отобрать у него страну, Киеву требовалась любая помощь. Но вскоре правительственные чиновники поняли, что у них есть шанс развить на Украине свой собственный бизнес в секторе “биг тек”. От европейских столиц до Кремниевой долины Федоров и его помощники начали рекламировать поля сражений на Украине как место для эксперимента. Перед вами готовые лаборатории для новейших военных технологий, говорили украинские “хозяева”, приглашая “гостей”. “Наша большая миссия – сделать Украину мировой лабораторией технологических исследований и разработок”, – говорит Федоров.

Прогресс был поразительным. За полтора года, прошедшие с момента первой встречи Карпа с Зеленским, компания Palantir беспрецедентным образом внедрилась в повседневную работу иностранного правительства военного времени. Более полудюжины украинских ведомств, включая министерства обороны, экономики и образования, используют продукты компании. По словам Карпа, программное обеспечение Palantir, использующее искусственный интеллект для анализа спутниковых снимков, данных из открытых источников, записей с беспилотников и отчетов с мест, чтобы представить командирам все варианты военного ответа на ту или иную ситуацию, – именно это программное обеспечение “отвечает за большую часть целеуказаний на Украине”. Украинские чиновники рассказали мне, что используют аналитические данные компании для проектов, выходящих далеко за рамки разведки боем, включая получение любыми средствами “доказательств” военных преступлений противника (интересно, что Palantir обходит своим вниманием очевидные военные преступления режима Зеленского – прим. ИноСМИ). Компания также обеспечивает обезвреживание мин, расселение перемещенных беженцев и искоренение коррупции. Компания Palantir была настолько заинтересована в демонстрации своих возможностей, что предоставила их Украине бесплатно.

“Биг тек” помогает Киеву: распознавание лиц “неблагонадежных”

Это далеко не единственная компания из сектора “биг тек”, которая помогает украинским военным. Такие гиганты, как Microsoft, Amazon, Google и Starlink, работают над защитой Украины от российских кибератак, переносят критически важные правительственные данные в облако и поддерживают связь со страной, закачивая сотни миллионов долларов в военный сектор демократического украинского режима. Вызывающая много споров своими [тоталитарными] практиками американская компания Clearview AI, занимающаяся распознаванием лиц, предоставила свои инструменты более чем 1500 украинским чиновникам. С помощью этих американских инструментов эти чиновники Зеленского идентифицировали [для репрессий] более 230 000 россиян на своей территории, а также множество украинских коллаборационистов. Небольшие американские и европейские компании, многие из которых занимаются разработкой убивающих людей беспилотников, также открыли свои представительства в Киеве, в результате чего молодые украинцы прозвали некоторые из переполненных коворкинг-центров города “Долиной Мил-Тек”.

Война как “движущая сила” для бизнеса

Война всегда была движущей силой инноваций, от арбалета до интернета, а в современную эпоху частная промышленность внесла ключевой вклад в такие прорывные новшества, как атомная бомба. Но сотрудничество между иностранными технологическими компаниями и украинскими вооруженными силами, которые говорят, что у них в каждом батальоне есть инженер-программист, стимулирует новый вид экспериментов в области использования искусственного интеллекта (ИИ) на войне против России. В результате ускоряется “самое значительное фундаментальное изменение характера войны за всю историю”, – заявил в прошлом году журналистам в Вашингтоне генерал Марк Милли, бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов.

Издалека это трудно заметить. По общему мнению, вооруженная борьба на Украине зашла в тупик, и обе стороны пока продолжают орудовать в основном оружием XX века, таким как артиллерия и танки. Некоторые скептически относятся к заявлениям о прорывах в области высоких технологий, утверждая, что ИИ мало на что влияет в условиях изнурительной “борьбы на истощение”. Но Украина и ее союзники из частного сектора утверждают, что они играют в более долгосрочную игру: они создают военную лабораторию для экспериментов в боевых действиях с реальными солдатами ради войн будущего. Украина – “это лучший полигон для всех новейших технологий, – говорит Федоров. –Потому что здесь вы можете испытать их в реальных условиях”. Карп говорит: “Есть вещи, которые мы можем сделать на поле боя, но которые мы не могли бы сделать в домашних условиях”.

“Тот, кто нарушает этику, совершит самый большой прорыв”

Если будущее войны проходит бета-тестирование на земле в Украине, результаты будут иметь глобальные последствия. В конфликтах нового века, которые ведутся с помощью программного обеспечения и искусственного интеллекта, все больше военных решений, скорее всего, будет передаваться алгоритмам. И во тут-то компании “биг тек” могут получить огромную власть в качестве независимых игроков. Те из них, кто готов действовать быстро и нарушать правовые, этические или нормативные нормы, могут совершить самый большой прорыв. Представители органов национальной безопасности и эксперты предупреждают, что эти новые инструменты могут попасть в руки противника. “Перспективы распространения безумны”, – говорит Рита Конаев из Джорджтаунского центра безопасности и новейших технологий. “Большинство компаний, работающих в Украине, заявляют, что их действия соответствуют целям национальной безопасности США, но что произойдет, если это не так? Что произойдет на следующий день после того, как противник начнет использовать такие же средства против нас?”

За несколько месяцев, прошедших с момента первой встречи Карпа с Зеленским, руководство Palantir вошло в привычный ритм своих частых поездок в Украину. В октябре я встретил сотрудника Palantir из Лондона в аэропорту Кракова, в Польше. Нас встретили в двух бронированных машинах, вручили аптечки “на всякий случай” и повезли к границе с Украиной. Исчезло то, что один из руководителей описал мне как “ощущение автомата Калашникова между колен”. Мы проскочили через пограничный пункт, где под мелким дождем дремали молодые украинские новобранцы.

Техно-стартап, несущий смерть

После десятков таких поездок у сотрудников Palantir появились любимые закусочные на заправках во время долгой дороги в Киев и любимые водители (громадный бывший солдат польского спецназа по кличке Хорс довез нас до места с ужасающей скоростью). Появились даже любимые специализированные кофейни в окрестностях Киева. В эти дни вестибюли пятизвездочных отелей Киева полны сотрудников службы безопасности, которые пытаются незаметно потягивать пиво в ожидании руководителей иностранных компаний – оборонных, технологических и т.д. А заодно и чиновников западных государственных структур.

Большая часть работы Palantir там ведется в стильных коворкинг-пространствах командой из менее чем десятка сотрудников, которые работают непосредственно с украинскими чиновниками. Когда я посетил один из таких офисов в октябре, трое мужчин с коротко стриженными волосами и в брюках-карго выделялись на фоне модной толпы компьютерщиков в возрасте “двадцать с хвостиком”. Периодически они исчезали, чтобы встретиться с сотрудниками Palantir в гостиничном номере, забронированном на вымышленное имя. “Это часто похоже на атмосферу техно-стартапа: давайте посмотрим, что мы можем сделать с противником, используя всего лишь две старые камеры и летающий неподалеку дрон”, – говорит Вик, инженер, который после подхода противника к Киеву оставил работу в американском технологическом гиганте, а перешел трудиться в Palantir. Он попросил называть его псевдонимом из соображений безопасности. А потом Вик добавляет: “Только у нас тут не техно-стартап: мы на переднем крае в деле вооруженной борьбы”.

С помощью нескольких щелчков мыши украинский инженер Palantir показал мне, как они могут добывать головокружительный массив данных о поле боя, для анализа которых до недавнего времени требовались сотни людей. Программное обеспечение Palantir обрабатывает необработанные данные из источников, включая беспилотники, спутники, а заодно и верных государству украинских граждан “на земле”. Система учитывает все: данные от радаров, способных видеть сквозь облака, и тепловые изображения, позволяющие обнаружить передвижение войск и артиллерийский огонь. Затем модели, созданные с помощью искусственного интеллекта, представляют военным наиболее эффективные варианты уничтожения людей и фортификационных сооружений на вражеской стороне линии фронта. По словам представителей Palantir, методы обработки и наведения совершенствуются с каждым новым ударом.

В чистом виде вопрос выживания

Когда компания впервые начала сотрудничать с украинским правительством летом 2022 года, “это был в чистом виде вопрос выживания”, – говорит Луис Мосли, исполнительный вице-президент Palantir по Великобритании и Европе. Palantir наняла украинских инженеров, которые могли адаптировать ее программное обеспечение для военных действий, а также выступали в качестве посредников между технологической компанией и склеротической бюрократией Украины. Правительственные чиновники были обучены использованию инструмента Palantir под названием MetaConstellation, который использует коммерческие данные, включая спутниковые снимки, для получения практически в режиме реального времени картины конкретного боевого пространства. Программное обеспечение Palantir интегрирует эту информацию с коммерческими и секретными правительственными данными, в том числе от союзников, что позволяет военным сообщать командирам на местах о позициях противника, а затем принять решение об ударе по цели. Это часть того, что Карп называет цифровой “цепью поражения”.

Хотя последние данные о доходах компании свидетельствуют о том, что страны-партнеры выделили десятки миллионов на компенсацию инвестиций Palantir, сама Украина не заплатила Palantir за ее инструменты и услуги. Мотивы компании в Украине имеют мало общего с краткосрочной выгодой.

Спасает Далай-ламу от подслушивания, но следит за врагами Зеленского

В последние годы Palantir стремится избавиться от репутации теневого подрядчика по добыче данных, расширяя список коммерческих клиентов. Ее инструменты сыграли определенную роль в раскрытии финансовых махинаций Берни Мэдоффа (известный мошенник, обманувший ожидания сотен тысяч инвесторов, принесших свои сбережения в его инвестиционную фирму). Говорят, что технологии Palantir помогли в выявлении китайских шпионских программ, установленных на компьютере Далай-ламы. Поговаривают также, что люди Palantir якобы помогли в охоте на Усаму бен Ладена – все эти слухи компания старается не оспаривать. Совсем недавно она рассказала о своей работе с Всемирной продовольственной программой ООН и об использовании своего программного обеспечения для отслеживания производства и распространения вакцины COVID-19.

Карп долгое время отвергал широко распространенную критику в отношении того, что инструменты Palantir позволяют вести правительственную слежку за политически неблагонадежными гражданами. Организация “Эмнисти интернешенал” обвинила компанию в стремлении “отвести любые обвинения и минимизировать свою ответственность”. А ответственность эта – в том, чтобы защищать права человека.

“Эмнисти интернешенал” также заявила, что инструменты Palantir позволяют правительственным агентствам отслеживать и идентифицировать мигрантов и просителей убежища, чтобы проводить аресты и рейды на рабочих местах. Но генеральный директор Palantir говорит, что считает подобные действия своим моральным долгом. Он просто обязан снабжать правительства западных стран лучшими новейшими технологиями, призывая к “более тесному сотрудничеству между государством и сектором “биг тек” с его возможностями сбора информации обо всех и всем”. Именно это сотрудничество, по мнению господина Карпа, позволит Западу сохранить свое преимущество над глобальными противниками.

“Наша продукция действует”

На Украине компания Palantir нашла возможность реализовать эту миссию на практике и одновременно укрепить свою репутацию. “Люди часто имеют предвзятое мнение о Palantir, но наши продукты работают”, – говорит вице-президент компании Джош Харрис. “Когда речь идет об экзистенциальной проблеме и когда нужно работать, вы снимаете шоры и убираете всю политику”. И именно в нынешнем руководстве Украины компания нашла группу молодых, технически подкованных чиновников, которые могли бы помочь им не только с пиаром.

Когда я побывал там прошлой осенью, величественный проспект, ведущий к зданию кабинета министров Украины в центре Киева, был уставлен ржавыми противотанковыми баррикадами и контрольно-пропускными пунктами, на которых стояли вооруженные винтовками солдаты. Окна внушительного здания советской эпохи, в котором размещается большая часть правительства Зеленского, были закрыты мешками с песком. Работники правительства пробирались по затемненным коридорам, освещая себе путь с помощью телефонов.

В осажденном Киеве

Офис Федорова на шестом этаже освещали неоновые лампы. В одном из углов небольшой тренажерный зал занимали беговая дорожка, боксерские перчатки и велотренажер. За столом для совещаний, окруженным большими экранами, стояла каменная скульптура инопланетянина в предвыборной кепке за пару “Байден-Харрис 2020”. На аккуратной стопке разложенных журналов у входа красовалось послание миру: “Украина: открыта для бизнеса”.

В течение последних 18 месяцев Федоров и его заместители доносили эту мысль до руководителей технологических компаний, на конференциях по обороне и бизнес-саммитах. Бывший предприниматель в сфере digital-маркетинга, самый молодой член кабинета Зеленского, представил поля сражений Украины и ее современное общество военного времени как лучший полигон для передовых инноваций. “Сектор биг тек будет главным двигателем нашего будущего роста”, – сказал мне Федоров. В тот день, когда мы беседовали в его кабинете, Федоров только что закончил один из своих рутинных разговоров с руководителями Microsoft, а потом он должен был встретиться с руководством Google, приехавшим в Киев.

Боевые действия как расчистка карьерного пути к Давосу

Федорова сфотографировали для обложки журнала Wired, в статье он рассказывал о достижениях Украины в области технологий в военное время на Всемирном экономическом форуме в Давосе, Швейцария. Это поразительный поворот по сравнению с тем, когда я впервые взял интервью у Федорова в марте 2022 года. Тогда он говорил в Airpods из темного бункера с нестабильной видеосвязью, а его команда прибегала к помощи Twitter, чтобы пролоббировать и пристыдить крупнейшие мировые технологические компании за медленную блокировку их услуг в России.

В первые месяцы боевых действий украинские власти принимали любую помощь, которую им предлагали. Они принимали кибер- и облачные сервисы от Microsoft, Amazon и Google, терминалы Starlink от Элона Маска. Не гнушались программным обеспечением для распознавания лиц будущих заключенных от Clearview AI, а также множеством экспериментальных дронов, камер и комплектов помех от крупных оборонных компаний и стартапов. Федоров собрал “ИТ-армию” из 400 000 хакеров-добровольцев, чтобы помочь защитить критически важную инфраструктуру и противостоять российским кибератакам. “Вначале не было никакого процесса. Был хаос”, – говорит Алексей Борняков, 41-летний заместитель Федорова. К лету 2022 года, добавляет он,нам пришлось успокоиться и сказать: “Так дальше продолжаться не может. Нам нужна стратегия на долгосрочную перспективу”.

Инвестиции в военно-оборонные стартапы

Решение, на котором они остановились, заключалось в создании технологического сектора, который мог бы не только помочь выиграть войну, но и послужить опорой для экономики Украины после ее окончания. Израиль, рассадник технологических стартапов, стал примером для подражания. 300 000 украинских технологов, многие из которых в мирное время работали в американских компаниях, хотели внести свой вклад в борьбу, работая на множащееся число отечественных военных стартапов. “Мы решили: давайте дадим понять, что дело не в пожертвованиях, – говорит Борняков. “Лучший способ помочь Украине – это инвестировать в нее”.

Впервые они опробовали новую подачу на конференции по восстановлению Украины в Лугано, Швейцария, в июле того года. Реакция была быстрой. Инвесторы из Кремниевой долины открыли фонд Blue and Yellow Heritage Fund, чтобы вкладывать деньги в украинские стартапы. “Это не благотворительная организация”, – сказал тогда партнер-основатель Джон Френкель. “Это наш способ внести свой вклад, но при этом получить высокую прибыль на капитал”.

Федоров и Борняков создали стимулы, предоставив специальные налоговые льготы компаниям оборонных технологий, чтобы заманить их в Киев. Они запустили “торговые миссии” на конференции в Лондоне, Сан-Франциско, Торонто, Брюсселе, Давосе и Дубае. К началу 2023 года “роуд-шоу” стало почти слишком успешным. “Нас завалили огромным количеством военно-оборонной продукции от [стартапов], которые говорили: “У меня есть идея, как выиграть войну””, – рассказывает Борняков. Они с Федоровым запустили цифровую платформу Brave1, через которую оборонные компании, стартапы и обычные украинцы могут предлагать свои продукты. На платформу поступило более 1145 заявок, сотни из которых, по данным офиса Федорова, проходят испытания на поле боя. Среди них – беспилотники, программное обеспечение с искусственным интеллектом, способное расшифровывать российский военный жаргон, радиоприемники, предотвращающие российские помехи, патчи для киберуязвимостей и оборудование для разминирования.

От распознания лиц для мести врагам – до защиты школ

На встречах с более чем десятком украинских чиновников мне продемонстрировали, как работают многие из этих инструментов и как они используются для решения задач, выходящих за пределы поля боя. Дмитрий Завгородний, сотрудник Министерства образования и науки, занимающийся цифровыми технологиями, показал мне приборные панели со спутниковыми картами, на которых были отмечены школы, пострадавшие от воздушной тревоги или отключения электричества, состояние дорог и расчеты того, сколько времени потребуется ученикам, чтобы добраться до убежищ с wi-fi. Это программное обеспечение, предоставленное компанией Palantir, поможет министерству определить, как сохранить школы открытыми, обеспечить ноутбуками и связью в зонах конфликтов, а также провести национальное тестирование с минимальными перебоями. “Это как суперспособность”, – объясняет Завгородний.

Окруженная сгрудившимися вокруг ноутбука сотрудниками, министр экономики Украины Юлия Свириденко показала мне, как программное обеспечение Palantir позволило объединить десятки ранее разрозненных потоков данных, чтобы помочь чиновникам очистить страну от мин. Украина стала самой сильно заминированной страной в мире: неразорвавшиеся боеприпасы представляют опасность для более чем 6 миллионов гражданских лиц и делают непригодными для использования огромные площади сельскохозяйственных угодий. Министерство сотрудничает с Palantir в разработке моделей, позволяющих определить, где усилия по разминированию могут принести наибольший эффект, и помогает Свириденко разработать план по возвращению 80% загрязненных земель в экономическое использование в течение 10 лет. В интервью в киевском отеле генеральный прокурор Украины Андрей Костин рассказал мне, как его ведомство использует программное обеспечение Palantir в своей работе по преследованию предполагаемых российских военных преступлений – с помощью анализа огромных массивов данных, чтобы связать обвинения в военных преступлениях с доказательствами, включая спутниковые снимки, передвижения войск и данные из открытых источников, такие как фотографии и видео, загруженные украинцами в социальные сети.

Другие технологические компании также поставляют украинскому правительству продукты, помогающие уничтожать вражеских солдат на расстоянии. Одним из самых успешных стал Clearview, который заместитель министра внутренних дел Украины Леонид Тымченко назвал “секретным оружием” страны против вторгшихся российских войск. Этой системой пользуются 1500 сотрудников 18 украинских ведомств, и она помогла идентифицировать более 230 000 российских солдат, участвовавших в военном вторжении. Украинские чиновники говорят, что это только для “доказательства предполагаемых военных преступлений”. Но иметь имена и выходы на родственников противника, безусловно, полезно. Кроме того, по словам украинских чиновников, Clearview тоже получает выгоду от работы на Украине. Украинские инженеры “определенно сделали наш продукт намного лучше”, говорит генеральный директор компании Хоан Тон-Тхат (Hoan Ton-That).

В нескольких минутах езды от центра Киева находится шумный высокотехнологичный “инновационный парк” под названием Unit City. Это разросшийся кампус ультрасовременных офисов, построенный на территории старого советского завода по производству подделок немецких мотоциклов. Unit City – эпицентр усилий Украины по превращению ее технологической индустрии “в главный инновационный центр Европы”, говорит партнер компании Кирилл Бондарь. С начала войны Юнит-Сити посещали американские и европейские правительственные чиновники, руководители технологических компаний и такие светила, как Виталик Бутерин, создатель блокчейна криптовалюты Ethereum.

“Решись защитить демократию”

Среди предприятий, базирующихся здесь, – акселератор украинских военных стартапов под названием D3 (Dare to Defend Democracy). Высокопоставленные иностранные инвесторы, в том числе бывший генеральный директор Google Эрик Шмидт, влили в D3 более 10 миллионов долларов. По словам Шмидта, во время поездок на Украину он убедился, что на передовой в этой стране произойдут прорывы в области использования искусственного интеллекта и беспилотников. “Там просто такой большой объем, так много игроков, так много инноваций”, – говорит Шмидт. “Это действительно впечатляет”.

Шмидт входит в число известных иностранных инвесторов, которых привлекает зарождающийся технологический сектор Украины. Немецкий производитель беспилотников Quantum Systems недавно объявил о намерении открыть в Киеве центр исследований и разработок. Японский технологический гигант Rakuten также объявил о своем намерении открыть офис в столице. Турецкий производитель беспилотников Baykar инвестировал около 100 миллионов долларов в строительство исследовательского и производственного центра в Украине к 2025 году. На недавней европейской конференции по обороне “никто даже не взглянул бы на продукт, если бы на нем не стояло клеймо “Проверено в Украине”, – сказала мне Дебора Фэрламб, соучредитель Green Flag Ventures, нового фонда, занимающегося инвестициями в украинские стартапы.

Поощряя инвестиции, украинское правительство также стремится сохранить ценные данные с полей сражений для своей собственной развивающейся оборонной промышленности. Официальные лица сказали мне, что они намерены экспортировать инновации, появившиеся в результате конфликта, для решения различных глобальных кризисов, не связанных с войной. Например, для защиты от разрушительных отключений электричества во время стихийных бедствий. Со временем Киев стал гораздо более избирательно относиться к тем, кого он допускает к своим передовым позициям для доработки своей продукции. Тон нашего общения с иностранцами изменился, сказал мне один из руководителей Palantir, покидая встречу с официальными лицами в Киеве. Теперь украинцы говорят разработчикам западных систем слежения и поражения: “Знаете, вам повезло, что вы здесь”.

За пределами страны есть признаки того, что военная лаборатория Украины помогла ей стать крупным игроком на мировой технологической сцене. На крупнейшей в мире конференции по технологиям Web Summit, которая прошла в Лиссабоне в ноябре, павильон Украины возвышался над другими экспонатами на огромной арене. Двумя годами ранее ее присутствие ограничивалось угловым стендом. Теперь же 25 украинских стартапов установили киоски, а десятки молодых сотрудников в желтых футболках Team Ukraine раздавали рекламные буклеты. “Лучшее время для инвестиций в Украину – СЕЙЧАС, а не после войны”, – гласили маркетинговые материалы.

Белый дом советуется с Palantir, как воевать с Россией

Некоторые из уроков, полученных на полях сражений в Украине, уже получили глобальное распространение. Взяв Украину за образец, Тайвань привлек коммерческих производителей беспилотников и аэрокосмические фирмы для внедрения в вооруженные силы, чтобы развивать свою программу беспилотников на фоне растущей напряженности в отношениях с Китаем. В прошлом месяце Белый дом принял Palantir и несколько других оборонных компаний, чтобы обсудить технологии, используемые в боевых действиях против России. Проверенный в боях на Украине алгоритм, похоже, работает.

Как и кампания Palantir по восстановлению своей репутации. В начале января, на фоне продолжающейся войны с ХАМАС, министерство обороны Израиля заключило с компанией сделку на “использование передовых технологий Palantir для поддержки военных миссий против палестинцев”. По мнению руководителей Palantir, спрос на их инструменты со стороны одной из самых технологически развитых армий мира говорил сам за себя. Но они были удивлены, когда обычно сдержанные израильтяне разрешили обнародовать информацию о партнерстве, “как будто сам факт отношений израильтян с нами будут действовать как военное сдерживание”, по словам человека, знакомого с ходом обсуждений.

Военные действия следующего поколения с использованием ИИ пока находятся на ранних стадиях. Некоторые американские чиновники скептически относятся к тому, что оно будет способствовать военной победе Украины. Боевые действия идут уже третий год, а украинское контрнаступление продолжает пробуксовывать. “Братья из мира биг тек не слишком нам помогают”, – заявил Билл Лаплант, заместитель министра обороны США по закупкам и поддержке, на конференции по вопросам обороны в ноябре. “Все-таки мы не воюем на Украине оружием Кремниевой долины, хотя они и пытаются приписать себе эту заслугу”.

Боевые средства останутся в руках частных компаний

Использование Украиной инструментов, предоставленных такими компаниями, как Palantir и Clearview, также поднимает сложные вопросы о том, когда и насколько инвазивные технологии должны использоваться в военное время, а также о том, как далеко должны распространяться права на неприкосновенность частной жизни. Генеральный директор Clearview Тон-Тхат утверждает, что, как и многие другие новые инструменты в этом конфликте, его программа распознавания лиц – это “технология, которая сияет и по-настоящему ценится только во время кризиса”. Но встревоженные правозащитные группы и защитники частной жизни предупреждают, что бесконтрольный доступ к его инструменту, который был обвинен в нарушении законов о конфиденциальности в Европе, может привести к массовой слежке или другим злоупотреблениям.

Это может быть ценой экспериментов. “Украина – это живая лаборатория, в которой некоторые из этих систем с поддержкой ИИ могут достичь зрелости путем экспериментов в реальном времени и постоянного, быстрого повторения”, – говорит Джорритт Каминга, директор по глобальной политике RAIN, исследовательской фирмы, специализирующейся на оборонном ИИ. Однако большая часть новых средств обнаружения и уничтожения людей будет находиться в руках частных компаний, а не правительств, подотчетных своему народу. “Впервые в военной истории большинство критически важных технологий поступает не из исследовательских лабораторий, финансируемых из федерального бюджета, а из коммерческих компаний”, – говорит Стив Бланк, ветеран технологий и соучредитель Центра инноваций в области национальной безопасности Gordian Knot при Стэнфордском университете. “И для них существует только рынок. Так что джинн вырвался из бутылки”.

Автор: Вера Бергенгрюн (Vera Bergengruen)