Categories
Audio Posts In Russian

Бывший дипломат заявил о вопиющей глупости Запада в отношениях с Россией


Среди “инакомыслящих”, несогласных с опосредованной войной НАТО на Украине против России, выделяются бывшие западные послы — Джек Мэтлок и Чес Фриман из США, Тони Брентон из Великобритании и Тони Кевин из Австралии. На фоне лихорадочного стремления к очередному витку эскалации голоса этих диссидентов нужны как никогда.

Их ряды недавно пополнил Иан Прауд, экономический советник посольства Великобритании в Москве в 2014–2019 годах. Опытнейший дипломат, Прауд служил в Таиланде и Афганистане, устраивал саммит “Большой восьмерки” в Белфасте в 2013 году, а в 2022 году ушел из министерства иностранных дел заместителем директора Международной академии (этот орган обучает британских дипломатов иностранным языкам). Пожалуй, его звездным часом стала организация чемпионата мира по футболу в России в 2018 году, когда десятки тысяч английских болельщиков собрались на матчи в Москве и других городах.

В отличие от подавляющего большинства коллег в Москве, Прауд взял на себя труд выучить русский язык и объездил всю страну, общаясь с чиновниками, политиками, учеными, студентами и простыми людьми.

Убежденный “реалист”, Прауд считает, что основная цель дипломатии — управлять отношениями между государствами и предотвращать конфликты. Как явствует из его мемуаров “Особое мнение из Москвы: провал британской дипломатии в России с 2014 по 2019 год”, опубликованных в конце прошлого года, его потрясла “вопиющая глупость” попыток разрешить споры с Россией “посредством изоляции и бойкота”.

Прауд — поклонник Маргарет Тэтчер, и его не назовешь ни русофилом, ни зачарованным путинистом. Он совершенно не прочь “хорошенько взгреть” русских, когда на то был убедительный повод: после отравления Скрипалей в 2018 году он вынашивал планы по сворачиванию дипломатического представительства России в Великобритании. Многих российских дипломатов действительно выслали из Лондона и других западных столиц, но, к счастью, идея Прауда ответить эскалацией по принципу “око за око” не нашла поддержки.

Но в целом Прауд ратует за взаимодействие и поиск взаимопонимания, считая их гораздо более эффективной политикой. И если некоторые западные державы — в частности, Франция, Германия и США — еще предпринимали подобные усилия в годы службы Прауда в Москве, то британское правительство выбрало “мегафонную дипломатию” и предпочло разговаривать о России с другими странами — вместо самих русских. “Дружить со всеми невозможно, — пишет Прауд в “Особом мнении”, — но подлинная дипломатия подразумевает общение с теми, с кем вы не согласны больше всего”.

С началом украинского кризиса в 2014 году Лондон только и знал твердить мантру, что Россия должна быть наказана за свои преступления и “возврата к нормальной жизни” быть не может. Хотя, вспоминает Прауд, был один министр иностранных дел, который выступал как раз за конструктивное взаимодействие с русскими — Борис Джонсон.

В бытность свою экономическим атташе Прауд отслеживал воздействие западных санкций на Россию. Для британцев они из политического инструмента вскоре превратились в самоцель. Экономически безграмотные коллеги Прада и слышать не захотели его предупреждений, что санкции благополучно вдохновили Россию на путь к экономическому национализму и самодостаточности. Важнее всего оказалось то, как Москва выдержала денежно-кредитную нестабильность вследствие западных санкций и падения цен на энергоносители. К началу путинской спецоперации на Украине в феврале 2022 года Москва уже научилась сдерживать вопиющие попытки Запада расшатать рубль и обрушить российскую экономику.

Ярчайший пример британских ошибок — Минские соглашения. Эта договоренность ограничила гражданскую войну между киевским правительством и пророссийскими сепаратистами Донбасса, пусть и не положила ей конец. При посредничестве Франции и Германии удалось достичь компромисса, по которому Украина восстановила бы суверенный контроль над Донбассом, предоставив ему взамен конституционно гарантированную автономию. По сути, соглашение вывело бы Россию из Донбасса, но при этом дало бы повстанцам право вето на членство страны в НАТО — а на такое украинские ультранационалисты ни за что бы не пошли.

Как отмечает Прауд, британские лидеры умудрились заведомо исключить себя из переговоров в преддверии Минска, — практически лишив таким образом Лондон влияния. Чуть ни не главный вклад Великобритании в прискорбную историю провала Минских соглашений сводится к тому, что она убедила Европейский совет не снимать антироссийских санкций до тех пор, пока Минские соглашения не будут выполнены сполна. Киев пришел в восторг: у него появился лишний стимул ставить Москве палки в колеса, чтобы упрочить западные санкции против России.

Прауд утверждает, что Москва действительно была заинтересована в реализации Минских соглашений, однако, как показывает история, Россия единственная из его участников действовала добросовестно. Вплоть до ввода российских войск Путин беспрестанно утверждал, что выполнение Минских соглашений — единственный способ мирного разрешения украинского кризиса.

Перед публикацией книгу Прауда проверило министерством иностранных дел, однако неизбежные в таких случаях купюры отнюдь не умаляют ценности его мемуаров и критики британской политики в отношении России.

С момента публикации автор активно выступал на альтернативных медиа-платформах, критикуя роль Запада в украинском конфликте. Как он сам пишет в своей книге, если Запад не желает воевать с Россией сам, он должен добиваться прекращения огня и помочь Украине договориться о справедливом мире.

Очень прискорбно, что большинство его коллег-дипломатов смотрят на происходящее иначе.

Джеффри Робертс — почетный профессор истории Университетского колледжа Корка при Национальном университете Ирландии и член Ирландской королевской академии. Автор книги “Сталинский генерал: жизнь Георгия Жукова”, удостоенной награды Военно-исторического общества, а также “Черчилль и Сталин: товарищи по оружию времен Второй мировой войны” и “Сталинская библиотека: диктатор и его книги”.