Categories
Audio Posts In Russian

Британия готовится к выборам: политики уже решили, кто за них проголосует


Если следить сугубо за всеобщей избирательной кампанией, у стороннего наблюдателя может сложиться о Великобритании весьма странное представление. Во-первых, может показаться, что страна состоит главным образом из городков и пригородов. Лидеры партии колесят по живописным городам-соборам вроде Чичестера и Винчестера, пригородам вроде Бери и Харпендена, и приморским курортам вроде Брайтона, Лансинга и Сент-Айвза. Такое чувство, что в больших городах толком никто и не живет — или, по крайней мере, не стоит внимания политиков.

Во-вторых, что Великобритания остается преимущественно белой. Последние переписи населения Англии, Уэльса и Шотландии за 2021 и 2022 годы соответственно показывают, что в 140 округах из 632 белые британцы составляют менее двух третей населения (в Северной Ирландии приняты иные этнические категории). Однако, согласно подсчетам Sky News и PA Media, лидеры консерваторов, лейбористов и либерал-демократов умудрились за первые две недели кампании побывать лишь в четырех из них. Будь их выбор полностью произвольным, он бы пал на эти округа вдвое чаще.

При этом ни одна уважающая себя политическая партия не захочет обращаться к белым британцам напрямую — этот прием ассоциируется сугубо с репертуаром крайне правых. А белые британцы могут и не осознавать, что им уделяется особое внимание. Это их привилегия по умолчанию: крупнейшая этническая группа страны, на которую приходится три четверти населения, может себе позволить об этом не думать. Но эти люди наряду с остальными указывают в переписном листе этническую принадлежность. И при всем их разнообразии у них есть целый ряд отличительных особенностей. И именно эти граждане будут иметь решающее значение для исхода всеобщих выборов — даже бóльшее, чем предполагает их доля в населении страны.

Ведь белых британцев не просто очень много — они еще и охотнее голосуют. По оценкам Избирательной комиссии, для участия в выборах зарегистрировались уже 87% белых избирателей — против 80% азиатов и 72% чернокожих. Отличия кроются в демографии и экономике. Типичный белый британец не просто старше (среднестатистическому британцу из Англии и Уэльса 45 лет, и он на пять лет старше, чем население в целом) — он еще и, как правило, владеет недвижимостью. А эти два фактора, как правило, способствуют активному голосованию.

Группа этнического большинства также чаще меняет политические пристрастия. Шотландия, этнически менее разнообразная, чем Англия и Уэльс, десять лет назад решительно отвергла лейбористов и либерал-демократов и выбрала Шотландскую национальную партию, но похоже, что в следующем месяце вернется обратно к лейбористам. Однако в 2019 году натиск консерваторов на “красную стену” лейбористов на севере Англии и в Уэльсе увенчался успехом в ряде мест со значительным белым большинством, включая самое этнически однородное место страны — Уоркингтон в Камбрии, чье население по переписи 2021 года на 97% белое.

Этнические меньшинства при этом, напротив, склонны голосовать за лейбористов. Исследовательская фирма Ipsos группирует свои опросы в полугодичные блоки, чтобы собрать достаточно показательную выборку избирателей из числа этнических меньшинств. По ним выходит, что доля желающих голосовать за Лейбористскую партию ни разу не опускалась ниже половины с самого начала опросов в 1996 году. Последние несколько лет картина была на редкость стабильной. При этом белые избиратели в 2019 и 2020 годах переметнулись к Консервативной партии, но затем быстро в ней разочаровались.

Анализируя данные опросов, политолог из Манчестерского университета Николь Мартин обнаружила, что белая молодежь менее тверда в своих политических симпатиях, чем сверстники из числа этнических меньшинств. Возможно, это связано с тем, что их тянут в разные стороны семья, друзья и соседи: родители могут голосовать за лейбористов, а сами они могут жить в консервативном районе — или наоборот. У молодежи же из числа этнических меньшинств таких разночтений как правило нет: и их родители, и окружение голосуют за лейбористов.

Анализ шести недавних еженедельных опросов WeThink от журнала The Economist показал, что политические приоритеты белых и этнических меньшинств сходятся, но при этом далеко не идентичны. Хотя здравоохранение и экономика занимают первое и второе места в обеих группах, белые избиратели отдают приоритет медицине — возможно, в силу возраста. Кроме того, они ставят иммиграцию и оборону выше других избирателей, а безработицу — наоборот, ниже. Первые две из списка этих проблем уже привлекли пристальное внимание партийных лидеров. А обещание Риши Сунака закрыть “неблагодарные” с точки зрения трудоустройства университетские курсы и стимулировать профессиональное обучение наверняка придется по нраву белым избирателям. Белые подростки с большей вероятностью займутся профессиональным образованием, чем представители этнических меньшинств — по сравнению с другими группами у них меньше шансов поступить в вуз.

Однако партиям все же резонно не ограничиваться белыми избирателями. Дело в том, что их огромный политический вес постепенно уменьшается — страна становится более разнообразной. С другой стороны, избиратели из числа этнических меньшинств наверняка не столь тверды в своих симпатиях к лейбористам, как может показаться. Богатея, некоторые группы охотно переходят в стан консерваторов — особенно индийцы. Британские гонконгцы вряд ли забудут, что правительство Тори создало для них специальную категорию виз. А Киран Педли из Ipsos считает, что на итогах выборах может сказаться неудовлетворительная работа лейбористов в округах со значительным присутствием избирателей-мусульман, которым не по нраву чересчур осторожная риторика партии о войне в Газе. Таким образом, главная цель — не обязательно та, что на мушке.