Categories
Audio Posts In Russian

Худшие опасения США сбываются. Азиатское турне Путина напугало американцев


Четыре дня в Азии. Этого хватило президенту Владимиру Путину, чтобы разозлить Вашингтон, подорвать Пекин и встряхнуть целую группу стран Индо-Тихоокеанского региона, которые и так отчаянно пытаются сладить с запутанным мировым порядком.

Посетив на этой неделе Пхеньян и Ханой, убранные красными коммунистическими флагами, Путин перекроил карту рисков в Азии. В центре оказалась Северная Корея: ядерное государство-изгой, которое регулярно угрожает соседям, внезапно обрело новую силу благодаря пакту о взаимной обороне и обещаниям России предоставить передовую военную помощь.

Путин также подписал минимум десяток соглашений с Вьетнамом, значение которого постоянно растет как для Китая, так и для США, также соперничающих за влияние. В ходе визита в страну Путин заявил, что что “надежную архитектуру безопасности” невозможно выстроить с “закрытыми военно-политическими блоками”.

Путинская поездка стала одновременно вызовом и диверсией. Он показал, что борьба за власть между США и Китаем, которую иногда называют новой холодной войной, далеко не так однозначна, как может показаться на первый взгляд, и что в ней есть и другие переменные. Но похоже, что многие страны региона завершают неделю с чувством глубокого беспокойства.

Присутствие Путина и его угрозы — то дерзкие, то расплывчатые — еще больше осложнили и без того непростой для них расклад в области безопасности и соперничества великих держав.

Последние годы Индо-Тихоокеанский регион был объят геополитическим противостоянием между США и Китаем — в первую очередь из-за претензий Пекина на Тайвань, а также из-за его усиленной милитаризации в Южно-Китайском море.

В мае Китай развернул вокруг Тайваня двухдневные интенсивные учения ВМС и ВВС, назвав их формой “жесткого возмездия”. Учения начались после того, как новый президент Тайваня пообещал отстоять суверенитет самоуправляющегося острова, который Пекин считает потерянными владениями.

А уже на этой неделе к возгоранию приблизилась еще одна горячая точка — Южно-Китайское море. В понедельник после нескольких месяцев ожесточенного противостояния в бирюзовом “бутылочном горлышке” мировой торговли моряк ВМС Филиппин получил ранение в ходе столкновения с китайским кораблем возле спорного архипелага. Ставки тем выше оттого, что Филиппины — союзник США, которому те в случае войны в соответствии с действующим договором обязаны прийти на выручку.

Многие страны региона наращивают свои вооруженные силы, чтобы противостоять давлению Китая и совладать с неопределенностью из-за того, как далеко может зайти соперничество между Вашингтоном и Пекином.

Добавьте к этим опасениям волну беспокойства насчет исхода президентских выборов в США (не говоря уже свежем июньском докладе о том, что Китай готовит “значительное” расширение ядерного потенциала) — и становится понятно, почему головные боли для внешнеполитических кругов региона стали привычным явлением.

И вот Путин усугубил ситуацию. Своими рукопожатиями с Ким Чен Ыном и открытой угрозой вооружить северокорейскую армию он добавил еще один потенциальный кризис в список азиатских проблем и раздул пламя давней вражды на Корейском полуострове.

Особую тревогу выразили Южная Корея и Япония — заклятые враги Северной Кореи. Обе страны и раньше говорили об укреплении обороны и сближении с США и друг с другом, особенно с учетом того, что в последние месяцы риторика Кима стала заметно враждебнее.

Посол США в Японии Рам Эмануэль (Rahm Emanuel) сравнил всплеск путинской активности в Азии с ситуацией, когда “сбываются худшие опасения”.

“Россия только что объявила нам, что намерена стать главным организатором государств-изгоев, которые разрабатывают ядерное оружие, а также нарушать договор о нераспространении и помогать странам обходить санкции ООН”, — сказал он.

Питер Теш (Peter Tesch), посол Австралии в Москве с 2016 по 2019 год, подчеркнул, что Путин ратует за мировой хаос, поскольку считает, что России выгодно держать другие страны в беспорядке. Дезинформация и партнерство с другими провокаторами стали путинской доктриной, считает он.

“Его вполне устраивает, что Россия будет на семейной вечеринке этаким вонючим дядей, который портит воздух, — считает Теш. — Его посыл такой: “Да, я разрушитель. И я буду портить вам жизнь и дальше, нарушая все ваши расклады””.

Китай — главный торговый партнер Северной Кореи и, пожалуй, имеет на нее сильнейшее влияние, и ему тоже придется считаться с последствиями. Возможно, придется разъяснить, чтó означает “безграничная” дружба с Россией для заявленной цели Китая по обеспечению стабильности на Корейском полуострове.

Некоторые аналитики предполагают, что Путин именно на это и рассчитывал. Быть может, он упрочил связь с Кимом, радушно обнимавшим его у трапа, как раз для того, чтобы напугать США и выказать свое разочарование китайским лидером Си Цзиньпином, который мог бы сделать больше для победы России на Украине.

“Если Путин не получит всё искомое от Пекина, он отправится дальше, но “супермаркетов”, где есть всё, что ему нужно, — оружие, рабочая сила и готовность лезть на рожон против Вашингтона — не так-то много, — сказал профессор Королевского колледжа Лондона и специалист по российской политике Сэмюэл Грин (Samuel Greene). — Один такой — это Иран. Второй — Северная Корея”.

“Дело в том, что, хотя Путин и признает свою зависимость от Китая, он не может позволить Пекину диктовать исход военных действий — потому Путин поступает сообразно ситуации на поле боя”, — добавил он.

В каком-то смысле азиатское турне Путина послужило мощным напоминанием об исторических военных связях России: Северная Корея, Индия и Вьетнам десятилетиями зависели от российской техники, и связи в обучении и техническом обслуживании помогли Москве прочно закрепиться в регионе.

Но еще до того, как Россия ввела на Украину войска в 2022 году, эти связи ослабели. Согласно независимым исследованиям, продажи российского оружия в Юго-Восточную Азию упали с 1,2 миллиарда долларов в 2014 году до всего 89 миллионов долларов в 2021 году. Путин отчаянно пытается оттянуть полный разрыв или даже существенную диверсификацию.

И если пассы Путина в отношении Северной Кореи в итоге разожгут в Азии гонку вооружений, Москва от этого лишь выиграет. Российское оружие, когда им делятся с таким партнером, как Пхеньян, не только усугубляет риск хаоса, но и приносит доход, столь необходимый российской экономике.

Свой визит в Ханой Путин посвятил главным образом сделкам. Большинство из них не разглашается, но аналитики предвидят, что некоторые из них, вероятно, всплывут позже в связи с обороной и финансированием для обхода международных санкций. Возможно, оплатой послужат права на нефть и газ в Южно-Китайском море.

“Вьетнам уже много лет не проводил серьезной модернизации своих сухопутных войск, и, предположительно, она грядет, — объяснил старший военный аналитик корпорации РЭНД Дерек Гроссман (Derek Grossman). — Легко себе представить, что Вьетнам закупит новые российские танки”.

Специалист по вьетнамским вооруженным силам из Университета Нового Южного Уэльса в Австралии Нгуен Тхи Фыонг (Nguyen The Phuong) сказал, что Ханою также нужны новые истребители и более крупные военные корабли, аналогичные тем, что использует Пекин для обозначения своих притязаний на акваторию Южно-Китайского моря, на которую также претендует Вьетнам.

Он добавил, что высокие ставки в сфере безопасности в Азии поставили страны вроде Вьетнама в затруднительное положение. “Западное оружие дорого, и к тому же это политически щекотливый момент”, — сказал он.

Сможет ли Вьетнам воспользоваться новыми российскими судами, чтобы противостоять Китаю из-за нефтяных месторождений, разведанных с помощью Москвы, на которые претендуют как Пекин, так и Ханой?

Для многих стран путинское турне подняло целый ворох неприятных вопросов. Пекин явно занял сторону Москвы в конфликте на Украине. В мае Путин посетил Пекин, и, хотя его поездка в Северную Корею может обеспокоить Си Цзиньпина, серьезного разрыва в отношениях аналитики не предвидят.

Гнев одного из лидеров может плохо закончиться для обоих.

“Думаю, есть некоторая обеспокоенность насчет укрепления российско-китайских связей, — сказал Гроссман, — а также перспективы, что они объединятся против стран малых и средних”.

На конференции по обороне в Сингапуре в июне Владимир Зеленский заявил, что это уже происходит. Он обвинил Китай и Россию в сговоре с намерением сорвать прошедший на прошлой неделе в Швейцарии “саммит мира” под началом Украины. В мероприятии приняли участие лишь считанные азиатские державы.

Автор: Дэмиен Кейв (Damien Cave) — международный корреспондент The New York Times, освещает Индо-Тихоокеанский регион из Сиднея. Статья написана при участии Мотоко Рич из Токио.