Categories
Audio Posts In Russian

Колосится фамильное древо


8D34E1BE-F624-42D4-8430-98D5776D773B_w12

Все, что нужно знать рано утром 6 июня


Categories
Audio Posts In Russian

Сальдо: восстановить плотину Каховской ГЭС будет несложно


Губернатор Херсонской области выступил за восстановление сооружения.

Categories
Audio Posts In Russian

Число пострадавших в ДТП с двумя трамваями в Кемерове увеличилось до 50


В больницу Кемерова после аварии доставили 40 человек.

Categories
Audio Posts In Russian

В Кемерове из трамвая с отказавшими тормозами вылетели два пассажира


Всего в ДТП пострадали 30 человек.

Categories
Audio Posts In Russian

Опубликовано видео удара ВСУ по Каховской ГЭС из РСЗО HIMARS


Во время данной атаки дамба уцелела.

Categories
Audio Posts In Russian

Путин выступил в защиту дальнейшего сотрудничества России с немецкой АдГ


Глава Кремля заявил, что не видит “признаков неонацизма” в действиях правопопулистской “Альтернативы для Германии”. При этом добавил, что у РФ нет “системных отношений” с этой немецкой партией.

Categories
Audio Posts In Russian

Путин пригрозил “асимметричным ответом” за удары по РФ западным оружием


Президент РФ встретился с журналистами международных информационных агентств на экономическом форуме в Петербурге и рассказал о своих взглядах на ряд актуальных тем.

Categories
Audio Posts In English

Costs of World War II, Ukraine war fuse as Allies remember D-Day without Russia


UTAH BEACH, France — As the sun sets on the D-Day generation, it will rise again Thursday over the Normandy beaches where the waves long ago washed away the blood and boot-steps of its soldiers, but where their exploits that helped end Adolf Hitler’s tyranny are being remembered by the next generations, seeing war again in Europe, in Ukraine.

Ever-dwindling numbers of World War II veterans who have pilgrimaged back to France, and Russia’s full-scale invasion of Ukraine that has dashed hopes that lives and cities wouldn’t again be laid to waste in Europe, are making the always poignant anniversaries of the June 6, 1944, Allied landings even more so 80 years on.

As now-centenarian veterans revisit old memories and fallen comrades buried in Normandy graves, Ukrainian President Volodymyr Zelenskyy’s presence at D-Day commemorations with world leaders — including U.S. President Joe Biden — who are supporting his country’s fight against Russia’s invasion will inevitably fuse together World War II’s awful past with the fraught present on Thursday.

The break of dawn almost eight decades exactly after Allied troops waded ashore under hails of gunfire on five code-named beaches — Utah, Omaha, Gold, Juno and Sword — will kick off a day of remembrance by Allied nations now standing together again behind Ukraine — and with World War II ally Russia not invited by host France. It cited Russia’s “war of aggression against Ukraine that has intensified in recent weeks” for the snub.

With the dead and wounded on both sides in Ukraine estimated in the hundreds of thousands, commemorations for the more than 4,400 Allied dead on D-Day and many tens of thousands more, including French civilians, killed in the ensuing Battle of Normandy are tinged with concerns that World War II lessons are being lost.

“There are things worth fighting for,” said World War II veteran Walter Stitt, who fought in tanks and turns 100 in July, as he visited Omaha Beach this week. “Although I wish there was another way to do it than to try to kill each other.”

“We’ll learn one of these days, but I won’t be around for that,” he said.

Conscious of the inevitability that major D-Day anniversaries will soon take place without World War II veterans, huge throngs of aficionados in uniforms and riding vehicles of the time, and tourists soaking up the spectacle, have flooded Normandy for the 80th anniversary.

The fair-like atmosphere fueled by World War II-era jeeps and trucks tearing down hedge-rowed lanes so deadly for Allied troops who fought dug-in German defenders, and of reenactors playing at war on sands where D-Day soldiers fell, leave open the question of what meaning anniversaries will have once the veterans are gone.

But at the 80th, they’re the VIPs of commemorations across the Normandy coast where the largest-ever land, sea and air armada punctured Hitler’s defenses in Western Europe and helped precipitate his downfall 11 months later.

Those who traveled to Normandy include women who were among the millions who built bombers, tanks and other weaponry and played other vital World War II roles that were long overshadowed by the combat exploits of men.

“We weren’t doing it for honors and awards. We were doing it to save our country. And we ended up helping save the world,” said 98-year-old Anna Mae Krier, who worked as a riveter building B-17 and B-29 bombers.

Feted wherever they go in wheelchairs and walking with canes, veterans are using their voices to repeat their message they hope will live eternal: Never forget.

“To know the amount of people who were killed here, just amazing,” 98-year-old Allan Chatwin, who served with the U.S. Navy in the Pacific, said as he visited Omaha, the deadliest of the Allied beaches on D-Day.

He quickly added: “I don’t know that amazing is the word.”


Categories
Audio Posts In Russian

Экс-врач Белого дома Джексон: состояние Байдена угрожает нацбезопасноти США


Республиканец прокомментировал публикацию WSJ о психическом состоянии американского лидера.

Categories
Audio Posts In Russian

Американцы: Украина для США – просто полигон для испытания оружия


Динамика развития военного конфликта на Украине дала необходимый толчок системе, которая долгое время слишком медленно менялась.

В течение нескольких десятилетий военные реформаторы, такие как капитан ВМС в отставке Джерри Хендрикс, умоляли Пентагон прекратить закупку чрезвычайно дорогих, но уязвимых авианосцев и истребителей и вместо этого сосредоточиться на производстве и закупках большого количества дешевых беспилотников. Но никто, похоже, их не слушал.

“Покупайте Форды, а не Феррари” — так звучал иконоборческий лозунг Хендрикса в 2009 году в отношении недорогих, но живучих систем. Авианосцы, писал он, “стали слишком дорогими в эксплуатации и слишком уязвимыми, чтобы рисковать ими где-либо, кроме как во невраждебной среде”. Аналогичные аргументы применялись и к изысканным системам, любимым всеми видами вооруженных сил.

Хендрикс настолько жаждал перемен, что утверждал, что военно-морскому флоту нужен новый секретный экспериментальный завод, чтобы заново переизобрести себя для XXI века. Он предложил использовать озеро Мичиган вдали от любопытных китайских глаз для создания “Зоны 52” для экспериментов по автономным военно-морским системам. Хендрикс представлял себе это как военно-морскую версию знаменитого испытательного полигона ЦРУ и ВВС “Зона 51” в Неваде.

Но от любой зависимости трудно избавиться, особенно от той, от которой выигрывают многие избирательные округа по всей стране. Таким образом, армия пошла дальше, тратя все больше денег на уязвимые платформы, которые, вероятно, выживут всего лишь несколько минут в войне с Китаем. Кристиан Броуз, еще один реформатор Пентагона, который сейчас работает в стартапе Anduril Industries, прямо выразил это в недавней статье для Института Гувера: “Оборонная отрасль США… системно разрушена”.

Но и для реформаторов наконец-то появились хорошие новости. Сторонники перемен, в том числе Хендрикс и Броуз, рассказали мне, что “железный треугольник”, поддерживающий устаревшие системы, который покойный сенатор Джон Маккейн (республиканец от штата Аризона) называл “оборонно-промышленно-законодательным комплексом с участием Конгресса”, возможно, наконец уступит место здравому смыслу. Каждый вид войск и почти каждое военное командование экспериментирует с беспилотными автономными системами для ведения боя на суше, в воздухе, на море и под водой.

“Формируется новый консенсус в отношении того, что мы должны внести серьезные изменения в наши оборонные концепции”, — написал Броуз в сентябре. Он процитировал генерала Чарльза Брауна-младшего, нового председателя Объединенного комитета начальников штабов, который утверждал: “Если мы не изменимся – если мы не сможем адаптироваться – мы рискуем проиграть… битву в области высоких военных технологий”.

Что, в конечном итоге, вынуждает нас к переменам, так это жестокий урок военного конфликта на Украине. Это борьба дронов и спутников: танки практически беззащитны перед атаками дронов сверху. Спутники могут передавать точную информацию и целеуказания на уничтожение всего, что их алгоритмы определяют как оружие.

Но есть одна загвоздка: поле боя на Украине — это буря радиоэлектронной борьбы. Поэтому работающие там системы должны быть по-настоящему автономными, способными работать без GPS или другого внешнего управления, как я писал в недавнем отчете из Киева о технологии, разработанной компанией-разработчиком программного обеспечения Palantir. На импровизированных оружейных заводах в Киеве и в оборонных лабораториях США конструкторы создают системы с искусственным интеллектом, встроенным в само оружие, чтобы им не приходилось зависеть от заглушаемых сигналов из космоса.

Кампанию по реформе Пентагона возглавляет Кэтлин Хикс, заместитель министра обороны. В августе она объявила об “Инициативе по дронам Replicator”, цель которой – перенести технологические уроки Украины в потенциальные зоны боевых действий в Индо-Тихоокеанском регионе. Ей нужны были дешевые дроны для использования на суше, на море и в воздухе — и быстро. Цель, по словам Хикс, заключалась в том, чтобы внедрить “автономные системы в масштабе нескольких тысяч единиц в нескольких доменах в течение следующих 18-24 месяцев”.

Для Пентагона это невообразимо быстро. Но в январском выступлении Хикс заявила, что за первые пять месяцев своего существования проект Replicator добился того, на что у Пентагона обычно уходит два-три года. “Если вы не уверены в том, что более всего во всем этом ошеломляет — как быстро мы это сделали или сколько времени обычно это занимает — я вас не виню, — сказала Хикс. — Честно говоря, продолжительность нашего обычного процесса должна была бы “сорвать вам крышу”.

На прошлой неделе Хикс сказала мне, что ключом к программе Replicator является “трансформация внутренних производственных процессов”. Одна из главных целей заключалась в том, чтобы преодолеть то, что поколение реформаторов назвало “долиной смерти” — длительный разрыв между разработкой прототипов оружия и его масштабными закупками и развертыванием в войсках. “Бюрократии необходимо показать, что возможны новые способы ведения дел. Вот чем мы занимаемся”, — написала она мне. Первые беспилотные системы Replicator были поставлены в вооруженные силы в прошлом месяце.

Replicator — яркий пример реформы Пентагона, но есть и другие. Министр ВВС Фрэнк Кендалл объявил в марте 2023 года об инновационном плане под названием “Комбинированные боевые самолетные системы”, позволяющем объединить беспилотные летательные аппараты с машинами, пилотируемыми людьми. ВВС планируют закупить не менее одной тысячи таких БПЛА и поднять их в воздух к концу десятилетия. В имитационных воздушных боях между пилотами-людьми и компьютерами с искусственным интеллектом машины почти всегда побеждают, рассказывал мне Кендалл несколько лет назад.

Теперь и ВМФ наконец-то взялся за перемены. Оперативные группы развертывают беспилотные суда в Персидском заливе, Средиземноморье и Карибском бассейне. В прошлом месяце ВМС объявили о создании новой эскадры, состоящей, как они надеются, из сотен беспилотных надводных кораблей, известных как Global Autonomous Reconnaissance Craft. Неофициальное название эскадрильи — “Гончие из ада”.

Четыре больших беспилотных корабля ВМС завершили в январе пятимесячное развертывание на Гавайях, Гуаме, Микронезии, Австралии и в других пунктах назначения. Поскольку Тихоокеанский регион представляет собой сложную и враждебную среду, для эффективной программы военно-морских беспилотников потребуется отдельное “Командование роботизированных систем” с возможностями, подобными тем, которые позволили нам создать ядерный флот, сказал мне отставной вице-адмирал Дэйв Льюис. Будучи старшим вице-президентом по морским программам в военном концерне Leidos, он помогал создавать эту беспилотную флотилию из четырех кораблей, ходившую сейчас по Тихому океану.

Пентагону на протяжении полувека удавалось не допускать радикальных перемен. Авианосцы, бомбардировщики, танки и истребители создавались, чтобы служить вечно, и казалось, что в уютном мире, где нет равных конкурентов, так оно всегда и будет. Но сейчас, сказала Хикс, мы живем в эпоху, когда Пентагону нужен “намеренный дискомфорт” и “совместный подрыв”. Это революция, которая давно назрела.

Комментарии читателей

TheodoreS. Widlansky

Большинство аналитиков считают, что у F16 будет мало тактических преимуществ над русскими. Основная проблема заключается в том, что российские ракеты класса “земля-воздух” резко ограничивают эффективность американской истребительной авиации.

Вот отрывок из очень хорошего анализа, который я прочитал.

“Применение Россией зенитно-ракетного комплекса С-400 представляет собой серьезную угрозу для всех украинских самолетов, включая F-16, поскольку он может поражать самолеты на средней и большой высоте на значительной части украинской территории, даже находясь в Белоруссии, Крыму или на территории России.

Украинским самолетам по-прежнему придется действовать на малой высоте, используя эффект местности для создания помех радарам и повышения своей живучести. Эта тактика, хотя и правильная, будет ставить украинские F-16 в невыгодное положение в боях с российскими истребителями. Российские самолеты, действующие на большей высоте, могут придавать большую кинетическую энергию запускаемым ими ракетам класса “воздух-воздух”, увеличивая скорость, дальность и общую смертоносность их оружия. Напротив, F-16 должны будут бороться с законами физики, если сражаются снизу, поскольку их ракеты будут замедляться под действием силы тяжести и более плотного воздуха, прежде чем они достигнут своих целей.

NM dudes

Почему у нас так много времени занимают любые попытки чему-нибудь научиться?

Woodlawner

Для нас Украина — такой же экспериментальный полигон, как для Германии была Испания в 1930-х годах!

Balderdashed

Все это похоже на приближение нашего конца.

ALLCAR

А кто получает выгоду от всех этих модернизаций: бойцы на фронте или политики, которые контролируют их финансирование? Нашим политикам потребовались годы, чтобы придумать, как разделить эти крупнобюджетные системы вооружений на столько частей, сколько нужно, чтобы дать денег почти каждому избирательному округу и его законодателю.

FishyBulb

Дроны и информация будут иметь решающее значение в любой будущей войне, но мы должны помнить, что Россия сейчас выигрывает – или, по крайней мере, еще не проигрывает – конфликт в большей степени благодаря тактике старой школы, связанной с позиционной войной, артиллерией и противопехотными минами, а также массированным использованием живой силы.

Мы не можем позволить себе оказаться в ситуации, когда наше технологическое превосходство приведет к высокомерию, которое подавляется той же самой живой силой, бомбами и оружием, которые до сих пор определяют современную войну. Несколько удачно расположенных ракет могут уничтожить наши носители, спутники и средства радиоэлектронной борьбы, а хакерские атаки могут оставить нас с кучей бесполезных мертвых игрушек.

MajorTomToGroundControl

Конфликт на Украине открыл всем нам глаза. Многие из наших самых передовых систем вооружения оказались устаревшими уже через несколько месяцев после их развертывания. Помните рекламную шумиху вокруг того, что ракеты HIMARS и танки M1 изменят правила игры? И что же? Российские системы РЭБ обезвредили HIMARS, а М1 используются сейчас примитивно только в качестве артиллерийских орудий. Сейчас мы слышим ту же шумиху вокруг F16. Когда их тоже отправят на кладбище?

Stony Hill

Украина строит авиабазы с взлетно-посадочной полосой, складами боеприпасов и так далее, а Путин раздалбливает все это к чертовой матери тяжелыми авиабомбами.

Этим самолетам нужны физическое пространство, но каждый дюйм Украины может быть поражен русскими. F16 — действительно плохая идея, и если они базируются в Польше, это значит, что российские войска находятся в радиусе 1300 километров или около того в одну сторону, что требует дозаправки в воздухе. А есть ли у Украины самолеты-заправщики КС135?

A Viewpoint

Наша страна тратит на весь этот военный хлам больше, чем следующие восемь или десять стран планеты вместе взятые, и мы не получаем от этого ничего. Никто не может вспомнить, когда мы в последний раз действительно выигрывали войну? Эти наши бесконечные военные авантюры не приносят нам никакой пользы. В других странах все не так.

Stony Hill

Проблема с попытками использовать Украину в качестве экспериментального военного полигона заключается в том, что украинцы устали от вооруженного конфликта и отсутствия поддержки со стороны Запада. Байден и многие другие лидеры не имеют полного контроля и не могут получить деньги на производство этого оружия и его своевременную поставку Киеву. Вокруг всего этого слишком много политики. Украина близка к России, и все, что Россия должна сделать, — это использовать ее природный газ и нефть для покупки оружия. Каждый дюйм Украины находится в пределах дальности полета российской ракеты.

Похоже, что многие здесь, в республиканской партии, играют в политику и готовы позволить Украине проиграть только для того, чтобы вернуть Трампа. Республиканская партия Трампа — это настоящая проблема.

Рузвельту и Эйзенхауэру было бы стыдно за то, кем мы стали!