Categories
Audio Posts In English

Cyclone Remal makes landfall in Bangladesh


Bangladesh has evacuated nearly 800,000 people from vulnerable areas as cyclone Remal makes landfall. Georgia celebrates Independence Day as fear of a Russian like law will likely be passed in parliament. Ukrainian President Volodymir Zelenskyy releases a video urging the West for more help. We talk to Branislav Slantchev, a professor at the University of California San Diego. Another plane battered by turbulence causing 12 people to be injured. Is climate change making turbulence worse?

Categories
Audio Posts In Russian

Евросоюз увеличил закупки железа, стали и алюминия из России


Причиной стал рост спроса со стороны Бельгии и Германии.

Categories
Audio Posts In Russian

Сорока: в ЛНР в массовых захоронениях находятся останки 1000 мирных жителей


Омбудсмен рассказала, что на данный момент известно о четырех массовых захоронениях.

Categories
Audio Posts In Russian

Sky News: Зеленский не сможет уговорить главу КНР поехать в Швейцарию


Президент Украины умоляет Си Цзиньпина приехать на «саммит мира».

Categories
Audio Posts In Russian

ВС Тайваня зафиксировали приближение 21 летательного аппарата Китая


Армия острова задействовала авиацию, а также наземные зенитные ракетные комплексы для слежения за целями.

Categories
Audio Posts In English

Israeli Airstrike Kills Dozens in Rafah Camp


Medics prepare the bodies of Gazans killed in an Israeli strike on a camp for internally displaced Palestinians at a hospital in Rafah on May 26, 2024, amid the ongoing conflict between Israel and the militant group Hamas.

At least 35 Palestinians were killed in an Israeli airstrike at a camp for displaced people in the southern city of Rafah late Sunday, the Hamas-run ministry of health said. 

[time-brightcove not-tgx=”true”]

The strike came two days after the International Court of Justice issued a ruling ordering Israel to halt its operations in the name of sparing civilians.

The Israeli military said in a statement that it carried out the strike based on “precise intelligence” against “legitimate targets under international law” and that it killed two “senior” Hamas officials responsible for operations in the West Bank.

The area, in Rafah’s northwest, was overcrowded with tents from people fleeing the assault on the city, which the Biden administration has warned against because of the risk to civilians lives. Footage on social media showed fire spreading across tents as people pulled out the dead and injured.

Read More: Inside Rafah’s Last Operating Maternity Hospital

“Our teams are doing their best to save lives,” the International Committee of the Red Cross said in a statement, adding that it was treating people from the strike at a field hospital. “It’s imperative to protect civilians.”

The area wasn’t among those ordered to be evacuated by the Israeli military as it prepared for the assault on Rafah, and it attracted many people fleeing areas deemed more dangerous.

The Israeli military said it was “aware” of reports that civilians were harmed due to the strike and the fire it ignited, and that the “incident is under review.”

Israel’s military is pressing ahead with its operations against Hamas in the southern Gaza city of Rafah despite the International Court ruling. Officials say they interpret Friday’s ruling in The Hague as permitting the incursion to continue as long as it’s done with care, adding that the military is carrying out targeted strikes in Rafah, far short of a full invasion.

Negotiations over a Gaza cease-fire had been set to resume this week following a meeting in Paris among Israel’s intelligence chief, the head of the U.S. Central Intelligence Agency and the Qatari foreign minister.

The talks, aimed at exchanging Israeli hostages for Palestinian prisoners and reaching an extended pause in combat, have fallen apart over Hamas’ insistence that they lead to an end to the war. Israel says the war can only end with the defeat of Hamas. The mediators are seeking language that both sides can accept.

Read More: Why Gaza’s Rafah Is a Turning Point in the Israel-Hamas War

In a ruling on Friday, the ICJ said “Israel must immediately halt its military offensive, and any other action in the Rafah Governorate, which may inflict on the Palestinian group in Gaza conditions of life that could bring about its physical destruction in whole or in part.”

The wording of the sentence has led to diverging interpretations. Many regard it as as an order to stop the offensive, and that’s how it was widely reported on Friday. But Israeli officials say the order is conditional — that their military must stop any action that could destroy civilians. 

The campaign in Rafah will not “lead to the destruction of the Palestinian civilian population,” Israel’s National Security Adviser Tzachi Hanegbi said in a joint statement with the Foreign Ministry’s legal advisers. Speaking later on Israel’s Channel 12, Hanegbi said, “What they are asking us is to not commit genocide in Rafah. We did not commit genocide and we will not commit genocide.”

Sirens sounded around Tel Aviv on Sunday, driving residents into bomb shelters after eight missiles were shot from Rafah, according to the military. Hamas claimed responsibility. Israel’s air defense system intercepted them all.

It was the first such volley of missiles to reach Tel Aviv in months, a sign, military spokesmen said, that Hamas has been smuggling new weapons into Rafah from Egypt and a key reason why Israel contends it needs to send its forces there.

Whatever the majority meant in its 13-2 ruling, member countries can take their case to the United Nations Security Council, which could order Israel to stop its military incursion into Rafah at risk of sanctions. 

To avoid that, Israel would rely on the U.S. veto in the Security Council. Given recent tensions between Prime Minister Benjamin Netanyahu and President Joe Biden, there’s concern in Jerusalem that Washington may not rush to its aid, although it seems likely to issue a veto in the end.

The strain with the U.S., which has built over the course of the seven-month war in Gaza, has intensified over Rafah. Some 1.4 million Palestinians were sheltering in Rafah when Israel said they should move to safer areas within the coastal enclave in preparation for its invasion, which is aimed at taking out what it says are the four remaining Hamas battalions there.

The U.S. said there’s no safe place for those internal refugees to go and that the flow of badly-needed humanitarian goods into Gaza would again be halted if the Rafah operation went ahead.

Nearly a million Palestinians have fled Rafah to parts of Gaza that are at least partly destroyed, many without proper sanitation or water supplies. 

David Satterfield, a senior adviser for Gaza to the U.S. State Department, said that as a result of the Rafah operation, a humanitarian crisis that was slowing down is again at risk of spinning out of control.

Among the problems has been the stoppage of aid from Egypt since the Rafah operation began. On Sunday, some of that aid was starting to enter Gaza through Israel’s Kerem Shalom crossing, according to an Israeli military spokesman.

The war began on Oct. 7 after thousands of Hamas operatives crossed into southern Israel, killing 1,200 and abducting 250 more. Israel’s counterattack has killed some 35,000 Gazans, according to Hamas officials who don’t distinguish between civilians and fighters. The U.S. and European Union consider Hamas a terrorist organization.


Categories
Audio Posts In English

Turbulence Leaves 12 Injured on Qatar Airways Flight to Dublin


A Boeing 787 Dreamliner A7-BCY Qatar Airways during landing, at Leonardo da Vinci airport in Fiumicino, Italy, on April 18, 2023

LONDON — Twelve people were injured when a Qatar Airways plane flying from Doha to Dublin on Sunday hit turbulence, airport authorities said. Eight of the injured were hospitalized.

Dublin Airport said in a statement that flight QR017, a Boeing 787 Dreamliner, landed safely as scheduled before 1 p.m. (1200 GMT).

[time-brightcove not-tgx=”true”]

It said that upon landing the aircraft was met by emergency services, including airport police and the fire and rescue department, “due to six passengers and six crew … reporting injuries after the aircraft experienced turbulence while airborne over Turkey.”

The airport said all passengers were assessed for injuries aboard the plane, and eight were then taken to hospital.

Read More: Singapore Airlines Tightens Seatbelt Policy After Deadly Turbulence Incident

Passenger Paul Mocc told Irish broadcaster RTE that he saw “people hitting the roof” and food and drink flying everywhere.

Another traveler, Emma Rose Power, told RTE that after the turbulence, “some of the flight attendants I saw, they had scratches on their face, they had ice to their face. There was one girl that had a sling on her arm.”

Qatar Airways said in a statement that “a small number of passengers and crew sustained minor injuries in flight and are now receiving medical attention.”

It said “the matter is now subject to an internal investigation.”

The incident comes five days after a British man died of a suspected heart attack and dozens of people were injured when a Singapore Airlines flight from London hit severe turbulence.

While turbulence-related fatalities are rare, injuries have piled up over the years. Some meteorologists and aviation analysts note that reports of turbulence encounters also have been increasing and point to the potential impacts that climate change may have on flying conditions.


Categories
Audio Posts In English

Grayson Murray’s Parents Say the Two-Time PGA Tour Winner Died of Suicide


Obit Murray Golf

Grayson Murray’s parents said Sunday their 30-year-old son took his own life, just one day after he withdrew from a PGA Tour event. The family asked for privacy and that people honor Murray by being kind to one another.

“If that becomes his legacy, we could ask for nothing else,” Eric and Terry Murray said in a statement released by the PGA Tour.

[time-brightcove not-tgx=”true”]

Murray, a two-time PGA Tour winner, spoke in January after winning the Sony Open in Honolulu about turning the corner in his life, his golf and battles with alcoholism and mental health. He died Saturday morning.

Murray had to go through the Korn Ferry Tour to get his PGA Tour card back. And then he birdied the last hole at the Sony Open to get into a playoff, and made a 40-foot birdie putt on the first extra hole for an emotional win.

“It’s not easy,” Murray said immediately after winning. “I wanted to give up a lot of times. Give up on myself. Give up on the game of golf. Give up on life, at times.”

Read More: You can view the CDC’s guidance on suicide prevention, here.

Murray tied for 43rd last week in the PGA Championship, which enabled him to hold his position among the top 60 to earn a spot in the U.S. Open next month at Pinehurst No. 2 in his native North Carolina.

He shot 68 in the opening round at Colonial. The next round, he was 5 over and coming off three straight bogeys when he withdrew citing an illness.

PGA Tour Commissioner Jay Monahan said he spoke with Murray’s parents about halting play at Colonial and they insisted the golf tournament continue.

Monahan flew to Fort Worth, Texas, to be with players. Many of them wore black-and-red pins on their caps Sunday in honor of Murray. Those are the colors of the Carolina Hurricanes, his favorite NHL team.

“We have spent the last 24 hours trying to come to terms with the fact that our son is gone. It’s surreal that we not only have to admit it to ourselves, but that we also have to acknowledge it to the world. It’s a nightmare,” his parents shared in their statement.

“We have so many questions that have no answers. But one. Was Grayson loved? The answer is yes. By us, his brother Cameron, his sister Erica, all of his extended family, by his friends, by his fellow players and — it seems — by many of you who are reading this. He was loved and he will be missed.

“Life wasn’t always easy for Grayson, and although he took his own life, we know he rests peacefully now.”

Grayson was a raw talent after taking up golf at age 8. He won his age division three straight years at the prestigious Junior World Championship in San Diego. But he struggled to fit in at college, going to Wake Forest, East Carolina and then Arizona State.

His first coach was Ted Kiegel in North Carolina, who like so many others was devastated.

“Words cannot express the tragedy of this moment,” Kiegel said in a statement sent to The Associated Press. “Grayson came from something that was ordinary and made it EXTRAORDINARY. … He burned bright for the 30 years he gave us.”

Murray won as a 22-year-old rookie at the Barbasol Championship in Kentucky, and frustration began to set in as he didn’t improve as quickly as others whom he routinely beat as amateurs.

He was always open about depression and anxiety, and his bouts with alcohol. When he won on the Korn Ferry Tour last year, he talked about his parents having “been through hell and back basically for the last six years for me fighting some mental stuff.”

“Everyone has their battles,” Murray said a year ago. “Sometimes people are able to hide them and function, and sometimes you’re not. I think our society now is getting better about accepting that it’s OK to not be OK. I’ve embraced that mentality. I’m not ashamed that I go through depression and anxiety.”

He also used social media to reach out to others dealing with similar issues in a sport where losing takes place far more than winning.

Murray said after he won the Sony Open that he often felt like a failure. He had gone six years from winning on the PGA Tour as a rookie to winning on the Korn Ferry Tour as he worked his way back up to the big leagues.

“I just thought I was a failure. I always looked at myself as a failure. I thought I had a lot of talent that was just a waste of talent,” he said in Honolulu. “It was a bad place, but like I said, you have to have courage. You have to have the willingness to keep going. Lo and behold, that’s what I did, and I’m here, and I’m so blessed and I’m thankful.”

He saw that Sony Open victory — which got him into the Masters for the first time — as the start of a new chapter. He said he had become a Christian and was engaged to Christina Ritchie. He said in January the wedding had been planned for late April.

“My story is not finished. I think it’s just beginning,” Murray said in Hawaii. “I hope I can inspire a lot of people going forward that have their own issues.”

If you or someone you know may be experiencing a mental-health crisis or contemplating suicide, call or text 988. In emergencies, call 911, or seek care from a local hospital or mental health provider.


Categories
Audio Posts In Russian

“Нас гнали, как животных”: ЕС обвинили в нарушении прав мигрантов в Африке


Согласно расследованию, проведенному Le Monde, некоммерческой медиаорганизацией Lighthouse Reports и семью международными СМИ, мигрантов, которые направляются в Европу, сотнями арестовывают и депортируют в пустынные районы Марокко, Туниса и Мавритании несмотря на то, что подобные шаги являются нарушениями прав человека. И происходит это при финансовой поддержке из европейских источников.

Молодого гвинейца Ламина (все лица, названные по имени, пожелали остаться анонимными), в 2023 году шесть раз арестовывала полиция в столице Марокко Рабат, после чего безжалостно депортировала на другой конец страны. В Мавритании Белла и Идиату, тоже гвинейцы, после ареста и последующего заключения под стражу были брошены посреди пустыни. Каково их преступление? Они вышли в море, чтобы добраться до Испании. В Тунисе камерунец Франсуа искал дорогу своими силами после того, как силы безопасности бросили его где-то в горах у границы с Алжиром. За несколько месяцев его депортировали уже в третий раз.

Эти три истории мигрантов похожи. Однако они происходят в трех разных странах Северной Африки. Три разные страны объединяет то, что они являются пунктами основных миграционных маршрутов в Европу: центральное Средиземноморье, где есть доступ от тунисского побережья к итальянскому острову Лампедуза; западное Средиземноморье, которое идет от стран Магриба до Испании; и так называемый “Атлантический маршрут”, который проходит от берегов Сенегала и территорий Западной Сахары к Канарским островам.

ЕС выделяет значительные средства

По этой причине Марокко, Тунис и Мавританию объединяет то, что они находятся в центре внимания Европейского союза, который проводит политику борьбы с нелегальной иммиграцией. В то время, когда общественное мнение напряжено в связи с проблемой миграции, а в ряде государств-членов наблюдается усиление влияния ультраправых партий, Европа задействует значительные ресурсы, чтобы не допустить выхода к морю африканцев, которые стремятся покинуть страны к югу от Сахары. При этом существует риск, что помощь, которую оказывают правительствам стран Магриба, может оказаться финансированием неоднократных нарушений прав человека.

С 2015 года три страны получили более 400 миллионов евро на пограничный контроль только через Чрезвычайный трастовый фонд (ЧТФ), созданный ЕС на миграционном саммите в столице Мальты Валлетте. Эта сумма дополняется помощью, которая приходит напрямую от некоторых государств-членов или в рамках других программ.

В июле 2023 года ЕС подписал еще одно соглашение с Тунисом, которое предусматривает выделение 105 миллионов евро на борьбу с нелегальной иммиграцией. Незадолго до этого, 19 июня, министр внутренних дел Франции Жеральд Дарманен, находясь с визитом в Тунисе, пообещал выплатить Тунису более 25 миллионов евро на усиление миграционного контроля. Совсем недавно, 8 февраля, председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен объявила о подписании соглашения о финансовой поддержке Мавритании в размере 210 миллионов евро, часть из которых будет направлена на “управление миграцией”.

По меньшей мере 29 смертей с 2023 года

Каковы методы борьбы? После почти годового расследования Le Monde, некоммерческая медиаорганизация Lighthouse Reports и семь международных медиа-партнеров смогли впервые задокументировать практику массовых арестов и коллективных высылок в этих трех государствах.

В Марокко в 2023 году, по официальным подсчетам, силами безопасности было задержано около 59 тысяч мигрантов. Некоторые из них были депортированы на юг и во внутренние районы страны, такие как Агадир, Хурибга, Эррахидия и Бени-Меллаль. В Мавритании каждую неделю несколько автобусов выезжают в засушливые зоны на границе с Мали, где высаживают группы обездоленных мигрантов. В Тунисе 11 коллективных депортаций на границу с Ливией и Алжиром, организованных силами безопасности в период с июля 2023 года по май 2024 года, были задокументированы благодаря свидетельствам очевидцев и аудио- и видеозаписям. Эта практика привела к драматическим последствиям: по меньшей мере 29 человек погибли в ливийской пустыне, согласно докладу Миссии ООН по тактической поддержке в Ливии, опубликованному в апреле.

Отвечая на вопрос о тунисском случае, вице-президент Европейской комиссии Маргаритис Схинас во время своего выступления в Европейском парламенте 15 сентября сказал: “[Подобная практика] не проходит под нашим надзором и не является частью наших соглашений. Европейские деньги не финансируют подобные методы. Наше расследование показывает обратное”.

В Тунисе пикапы Nissan, которые полиция использует для ареста мигрантов, соответствуют моделям, поставленным Италией и Германией в период с 2017 по 2023 год. В Марокко вспомогательные силы безопасности, ответственные за многие аресты, получают часть средств в размере 65 миллионов евро, выделенных ЕС королевству в период с 2017 по 2024 год на пограничный контроль. В двух главных городах Мавритании на деньги из Европы реконструируют два центра содержания под стражей — на сумму 500 тысяч евро. Это те самые центры, где мигрантов держат взаперти, а затем отправляют в пустыню на пикапах Toyota Hilux, очень похожих на те, которые поставила Испания в 2019 году. Эти и другие примеры показывают, что операции, которые противоречат Европейской конвенции по правам человека, получают финансовую поддержку от ЕС и его государств-членов.

Ежедневные рейды в Марокко

25-летний Ламин знает улицы Рабата как свои пять пальцев. Молодой человек, родившийся в Конакри, прибыл в Марокко в 2017 году, “чтобы пройти курс обучения” кулинарии. Об этом он рассказал журналистам во время беседы в октябре 2023 года в районе Такаддум, который стал перевалочным пунктом для мигрантов. Молодой человек зарегистрирован в Управлении Верховного комиссара ООН по делам беженцев как проситель убежища, что должно защитить его от депортации.

За эти годы Ламин привык к ежедневным рейдам марокканских вспомогательных сил безопасности, целью которых являются такие же мигранты, как он сам. В Такаддуме многие утверждают, что были свидетелями одного из таких арестов выходцев из стран к югу от Сахары. “Все чернокожие знают, что если они выйдут на улицу между 10 утра и 8 вечера, то рискуют попасть под арест”, – добавляет Мафа Камара, президент Ассоциации по поддержке несовершеннолетних мигрантов без сопровождения. Это утверждение “необоснованно”, согласно заявлению Министерства внутренних дел Марокко. Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев подтверждает, что “беженцы и просители убежища иногда подвергаются арестам”.

Что происходит дальше, тоже хорошо известно: людей доставляют в административные здания, которые служат центрами содержания под стражей, а затем переводят в полицейский участок в городе, куда за ними приезжают автобусы. Затем их депортируют, обычно в отдаленные или пустынные районы.

Считается, что такой метод является важной частью стратегии королевства по борьбе с нелегальной иммиграцией. “Цель, конечно, состоит в том, чтобы усложнить жизнь мигрантам, – говорит консультант, который попросил не называть его имени. — Если вас дважды вывезли в Сахару, то на третий раз вы захотите вернуться домой”. Этот человек участвовал в ряде финансируемых ЕС проектов развития в Марокко и утверждает, что марокканские власти делают это, чтобы оправдать большой объем получаемого ими европейского финансирования. “Переселение мигрантов в другие города предусмотрено национальным законодательством. Это позволяет удалить их от сетей торговли людьми и опасных районов”, – заявили в Министерстве внутренних дел Марокко.

В начале 2023 года власти Рабата утверждали, что предотвратили более 75 тысяч выездов в Европу, в том числе 59 тысяч на своей территории и 16 тысяч на море. В 2023 году Ламин был арестован шесть раз, прежде чем его отправили на другой конец страны.

В течение нескольких дней мы следили и снимали на видео микроавтобусы вспомогательных сил, на улицах Рабата. Собранные нами свидетельства, видео- и аудиозаписи свидетельствуют о масштабах преследования мигрантов от Танжера до Феса, от Надора до Эль-Аюна.

Депортировали “около 60 раз”

В ходе нашего расследования нам удалось установить два типа транспортных средств, используемых для этих операций и приобретенных на европейские средства. К ним относятся фургоны Fiat Doblo, которые можно увидеть на видео с арестом мигрантов, показанном по марокканскому телевидению в мае 2021 года, и которые идентичны тем, что были в партии, закупленной в 2019 году. Или эти внедорожники Toyota Land Cruiser, используемые во время арестов, чьи изображения транслировались в социальных сетях, и которые соответствуют моделям, закупленным Испанией, а затем Европой в рамках программы Чрезвычайного трастового фонда.

Во время этих коллективных арестов способ действий всегда один и тот же: два белых минивэна паркуются в районе, где часто бывают мигранты, а несколько офицеров в штатском смешиваются с толпой. Они проверяют, а затем арестовывают мигрантов, после чего заставляют их сесть в машины. Около 20 опрошенных нами человек заявили, что стали свидетелями или жертвами насилия со стороны полиции во время этих арестов.

19 октября 2023 года во время операции, которую мы задокументировали, автобус вспомогательных сил направился в Хурибгу, город в 200 километрах к югу от Рабата. Посреди ночи полицейские высадили на въезде в небольшой городок около десяти молодых людей, которые затем пошли пешком к автобусной станции и примкнули к небольшой группе мигрантов, которых самих депортировали несколькими днями ранее. Среди них был Алиу, 27-летний гвинеец, который утверждает, что его депортировали “около 60 раз” с момента прибытия в Марокко в 2020 году.

Переправка из Мавритании в Мали

Поздним утром 25 января перед полицейским участком в районе Ксар в Нуакшоте разыгрывается нескончаемая пьеса. Автомобили подъезжают и отъезжают. В одном из них – белом микроавтобусе – дюжина мигрантов с изможденными лицами. В кузове синего строительного грузовика около 50 переселенцев цепляются за борт, чтобы не упасть. Все они были арестованы мавританской полицией. Каждый день сотни из них открывают для себя ветхие помещения этих маленьких лачуг цвета охры. Этот этап длится не более нескольких дней. “Несколько автобусов в неделю отправляются в Мали”, — подтверждает посетитель полицейского участка, который одновременно является центром временного содержания.

Некоторых мигрантов задерживают на улицах Нуакшота. Полицейский автобус объезжает районы, где живут мигранты, например, Пятый [район к западу от Нуакшота], – рассказывает Сади, малиец, который прибыл в Мавританию в 2019 году. Полицейские заходят в магазины. Они спрашивают людей: “Вы иностранец?”. Затем их забирают. Каждый раз я видел, как людей избивают и плохо с ними обращаются. Мы живем в страхе, что нас принудительно вышлют из страны”.

“Любые аресты иностранцев, находящихся на нелегальном положении, проводятся в соответствии с действующими конвенциями, законами и правилами, без произвола или выбора конкретных районов или кварталов”, – заявил представитель правительства Мавритании Нани ульд Чругха (Nani Ould Chrougha).

Белла и Идиату были перехвачены в море береговой охраной, когда они пытались переправиться на Канарские острова, расположенные в нескольких сотнях километров от африканского побережья. С ними поступили так же, как и с другими мигрантами, хотя у них был мавританский вид на жительство: их силой выслали к южным границам страны. “В 1989-1991 годах происходили высылки в Сенегал и Мали по расовым мотивам”, – отмечает Хасан ульд Мохтар (Hassan Ould Moctar), специалист по вопросам миграции. —Но постоянные требования Европейского союза в области миграции вновь активизировали эту динамику”.

“Они нас гнали, как животных”

Для Беллы и Идиату, как и для Сади, конечным пунктом назначения был Гогуи, на границе с Мали, в пустынной местности более чем в одной тысяче километров от Нуакшота. “Они выкинули нас из автобуса, а затем принялись вытеснять в сторону границы. Они гнали нас, как животных, после чего оставили”, – возмущается Идиату, когда мы встречаемся с ней в Сенегале, где она нашла убежище.

В общей сложности девять мигрантов рассказали Le Monde свои истории. Сади, которая жила и подрабатывала в Нуакшоте, дважды вывозили оттуда. Согласно внутреннему документу Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, с которым ознакомилась редакция Le Monde, в 2023 году подобному обращению подверглись более 300 человек. Большинство из них утверждают, что стали жертвами нарушений прав человека. Представитель Управления подтвердил, что “получил сообщения о случаях выдворения в Мали” и “просит мавританские власти положить конец подобной практике”. “Нелегальных мигрантов доставляют обратно на официальные пограничные пункты страны происхождения”, – заявил представитель правительства Мавритании, утверждая, что эта процедура соответствует закону и осуществляется таким образом, чтобы обеспечить “полный уход – питание, медицинское обслуживание, транспорт”.

В течение последних 15 лет Мавритания была одним из препятствий на миграционных маршрутах в Испанию. По нашим подсчетам, не считая денег, обещанных на начало 2024 года, с 2015 года ЕС инвестировал в эту страну более 80 миллионов евро, в основном на укрепление границ, обучение полиции и покупку транспортных средств. Группы быстрого реагирования, наблюдения и вмешательства (GAR-SI), элитные подразделения, финансируемые ЕС в нескольких странах Сахеля через Чрезвычайный трастовый фонд, также были частью этой схемы. В 2019 году они передали мавританской полиции 79 человек, задержанных в стране, согласно внутреннему документу ЕС. В непубличном докладе Международной организации по миграции (МОМ) за февраль 2022 года упоминается, что значительная часть их сил – более 200 человек – была направлена в Гогуи для выполнения миссий по “охране границы”.

Сотрудничество полиции с Испанией

Кроме того, некоторые из автомобилей, используемых для депортации из Нуакшота на юг страны, являются моделями, которые поставили из ЕС. В их числе пикапы Toyota Hilux — из Испании “для наблюдения за территорией или борьбы с нелегальной иммиграцией”.

С 2006 года в соответствии с двусторонним соглашением о повторном принятии мигрантов между двумя странами в Нуакшоте и Нуадибу, двух главных городах страны, на постоянной основе размещены около 50 испанских полицейских. Также предоставляются технические ресурсы, включая лодки.

В 2023 году совместные патрули осуществили около 3700 перехватов на море, согласно подсчетам Министерства внутренних дел Испании, с которыми ознакомилась редакция Le Monde. Несколько полицейских источников и посетитель мавританских центров содержания под стражей подтверждают, что в них часто присутствуют сотрудники испанской полиции. Белла и Идиату утверждают, что они фотографировали их в полицейском участке Нуакшота. Когда их спросили об этом, испанское агентство Fiiapp, основной оператор этих проектов по сотрудничеству с полицией, отрицало, что в центре содержания под стражей находились какие-либо их сотрудники. Власти Мавритании, в свою очередь, подтвердили наличие “обмена информацией в рамках борьбы с нелегальной иммиграцией”, но “при соблюдении неприкосновенности частной жизни и защиты персональных данных”.

Согласно другому документу Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев за январь 2023 года, мигранты сообщают, что испанцы принимали участие в рейдах, направленных против них. “Иногда они даже пытались выслать людей, которых мы идентифицировали как беженцев”, – вспоминает сотрудник агентства, у которого журналисты взяли интервью. “Наша команда полицейских на местах не знает о подобной практике”, – уверяет нас Фиапп. Министерство внутренних дел Испании просто отвечает, что его сотрудники работают “с соблюдением прав человека и в соответствии с национальным и международным законодательством”.

В Тунисе “пытки, вымогательства, принудительные работы…”

Однажды ноябрьским утром 2023 года 39-летний проситель убежища из Камеруна Муса и его двоюродный брат выходили из отделения почты города Сфакс в Тунисе. В этот момент их остановили представители властей. Через несколько часов оба мужчины оказались рядом с границей с Ливией, где их передали местной полиции. Из поместили в один из центров содержания мигрантов. На протяжении нескольких месяцев они ежедневно подвергались насилию.

Согласно данным Миссии ООН по тактической поддержке в Ливии, около девяти тысяч человек были перехвачены с лета 2023 года властями Триполи на границе с Тунисом. Журналистам удалось ознакомиться с внутренней документацией Миссии, в котором сообщается о “коллективных высылках” и “отправках назад силой без разбирательств”, а также о том, что мигранты становились жертвами “тяжких нарушений прав человека, в нескольких подтвержденных случаях были казнены во внесудебном порядке”. Наряду с этим в документах имеются данные о плохом обращении, торговле, похищении, пытках, вымогательствах и принудительных работах.

“Они возвращаются туда, откуда пришли, так как вызывают проблемы”, – оправдывается сотрудник нацгвардии, пожелавший остаться анонимным. МИД Туниса в ответ на отправленный запрос опровергает обвинения в “депортации мигрантов южнее Сахары в пустынные районы”, называя их “предвзятыми утверждениями”.

Однако 7 июля 2023 года европейская пограничная служба Frontex была проинформирована – согласно внутреннему отчету, который удалось просмотреть журналистам – об этих “операциях”, состоящих в “доставке групп выходцев из стран к югу от Сахары на границу [Туниса] с Ливией и Алжиром с целью их выдворения”. Frontex добавляет, что в социальных сетях эти операции прозвали “черной чисткой”. Анонимный европейский источник, знакомый с этим вопросом, склонен полагать, что “никакие ресурсы ЕС не способствовали этому процессу [депортации]”, но признает, что “очень трудно провести черту, потому что ЕС поддерживает силы безопасности”.

Использование европейских ресурсов

На протяжении десяти лет ЕС фактически участвует в укреплении тунисского аппарата безопасности сначала в целях борьбы с терроризмом, а затем с нелегальной иммиграцией. До 2023 года в “пограничный контроль” инвестировали более 144 миллионов евро, к которым добавилась прямая помощь государств-членов на закупки такого оборудования, как корабли, тепловизоры, навигационные радары… В период с 2015 года по август 2023 года почти 3400 сотрудников тунисской национальной гвардии прошли подготовку в федеральной полиции Германии. Еще два тренировочных центра профинансировали Австрия, Дания и Нидерланды на сумму 8,5 миллионов евро.

Расследование Le Monde и его партнеров показывает, что некоторые из этих ресурсов использовались непосредственно при депортации. Так, Муса указал на один из автомобилей, на котором его депортировали в Ливию: белый пикап Navara N-Connecta производителя Nissan – модель, аналогичная 100 автомобилям, которые Тунису передала Италия в 2022 году для “борьбы с нелегальной иммиграцией и организованной преступностью.

В 2017 году правительство Германии также предложило Тунису 37 автомобилей Nissan Navara в дополнение к другому оборудованию в рамках помощи по “охране границ”. Два видео, опубликованных в социальных сетях, доступ к которым был у авторов статьи, также показывают участие этих же автомобилей в операциях по аресту и депортации, которые провели тунисские власти в городе Сфакс. Министерство внутренних дел Германии, с которым мы связались, заявило, что оно “стремится обеспечить использование переданного в рамках двустороннего сотрудничества оборудования исключительно по назначению”, а также заявило, что автомобили, описанные в расследовании, “очень распространены в Африке”. Итальянские власти не ответили на запросы редакции.

“Европейцы не хотят пачкать руки”

Несмотря на широко освещаемую в прессе ситуацию, когда сотни мигрантов оттесняются в приграничные районы страны, 16 июля 2023 года ЕС подписал меморандум о взаимопонимании с Тунисом, который стал первым пунктом отправления мигрантов на континент. Госпожа фон дер Ляйен назвала это соглашение образцовым. Однако европейский омбудсмен Эмили О’Рейли начала расследование этого меморандума: “Финансирование ЕС (…) не должно касаться действий или мер, которые могут привести к нарушениям прав человека в странах-партнерах”, — напомнила госпожа О’Рейли госпоже фон дер Ляйен в письме, обнародованном 13 сентября 2023 года.

“Европейские государства не хотят пачкать свои руки. Поэтому они передают нарушения прав человека на субподряд третьим странам”, – говорит Мари-Лор Базильен-Генш (Marie-Laure Basilien-Gainche), преподаватель публичного права в Университете Жан-Мулен-Лион-III. Но с юридической точки зрения они могут быть привлечены к ответственности”. Представитель Европейской комиссии сообщил нам, что “ЕС ожидает от своих партнеров выполнения их международных обязательств, включая право на невыдворение”, и что “все договора ЕС содержат положения о правах человека, позволяющие Комиссии корректировать их выполнение в случае необходимости”.

Однако полученные нами документы показывают, что власти ЕС знают об этих арестах и коллективных депортациях. Например, в решении Европейской комиссии от декабря 2019 года о финансировании ЕС Марокко говорится о “широкой кампании репрессий” против мигрантов из стран к югу от Сахары, включающей “незаконные” аресты и случаи депортации в отдаленные районы. В отчете, завершенном в 2019 году, Европейская счетная палата уже выразила обеспокоенность непрозрачностью использования средств, выделенных Евросоюзом марокканским властям, а также отсутствием “процедур контроля”.

В Мавритании несколько чиновников из Управления Верховного Комиссара ООН по делам беженцев, МОМ и испанской полиции признались, что знали о практике высылки в пустыню. Эта информация была отражена в докладе и в рекомендации Европейского парламента от ноября 2023 года и января 2024 года.

Пока развертывание Frontex в Мавритании обсуждается, в 2018 году агентство в пособии по анализу рисков напомнило африканским государствам-партнерам по борьбе с нелегальной иммиграцией, что “Африканская хартия прав человека и народов запрещает произвольные аресты и задержания”. Несмотря на такое внимание, осенью 2022 года Frontex открыла в Нуакшоте подразделение по обмену разведывательными данными и провела обучение нескольких сотрудников полиции. Среди них есть несколько работников в центре содержания под стражей в Нуакшоте. Это тот самый центр, через который каждый день проходят мигранты, ставшие жертвами коллективной депортации.

Мэй Булман (May Bulman), Моника К. Камачо (Monica C. Camacho) и Иман Эль-Шербини (Eman El-Sherbiny) также участвовали в подготовке этого расследования для Lighthouse Reports.


Categories
(@mikenov) / Twitter

@DavidDuman2023: RT by @mikenov: Bank Employee Steals $2,100,000 From Customers, Spawns Web of Unauthorized Transactions and Illicit Accounts: DOJ Indictment #DOJ #FBI #Bitcoin share.newsbreak.com/724g87xp